Безымянный

(function() { if (window.pluso)if (typeof window.pluso.start == "function") return; if (window.ifpluso==undefined) { window.ifpluso = 1; var d = document, s = d.createElement('script'), g = 'getElementsByTagName'; s.type = 'text/javascript'; s.charset='UTF-8'; s.async = true; s.src = ('https:' == window.location.protocol ? 'https' : 'http') + '://share.pluso.ru/pluso-like.js'; var h=d[g]('body')[0]; h.appendChild(s); }})();

amarikesardar

МЫ, КУРДЫ, СЛИШКОМ РАЗРОЗНЕНЫ, СЛИШКОМ РАЗДЕЛЕНЫ…

 

 

МЫ, КУРДЫ, СЛИШКОМ РАЗРОЗНЕНЫ,

СЛИШКОМ РАЗДЕЛЕНЫ…

 

Интервью известного курдского писателя, заслуженного журналиста, переводчика, литературного критика, публициста и общественного деятеля АМАРИКЕ САРДАРА (АМАРИКА ДАВРЕШОВИЧА САРДАРЯНА), которое он дал заведующему отделом армяно-курдских отношений Института  Арменоведческих исследований Ереванского государственного университета, кандидату исторических наук, доценту кафедры международных отношений и дипломатии факультета международных отношений Ереванского государственного университета ВАГРАМУ ПЕТРОСЯНУ.

Август 2015 г.

 

В. П.: Вы работали в редакции курдских радиопередач Гостелерадио Армении, которые имели не только информационно-просветительское, но и огромное политическое значение, причем не только для курдов Советского Союза, но и всего Ближнего и Среднего Востока. По какому критерию отбирались кадры для работы в редакции курдских радиопередач Гостелерадио Армении? Осознавали ли Вы тогда, что дело, которым Вы занимаетесь, имеет историческое значение? Был ли политический заказ относительно тематики и были ли отчетливо видны цели, задачи, а также пути развития?

 

           В конце 1954 года в Гостелерадио Армении открылись радиопередачи на курдском языке, и это обстоятельство имело огромное значение для курдов Армении. Сначала эти передачи предназначались только для местных курдов и длились лишь 15 минут в день. Они не только пропагандировали идеи коммунизма, но и выполняли большую работу, направленную на развитие культуры. Я хорошо помню (а в то время я жил в деревне и пока еще не перебрался в город), что в те годы в нашей деревне было всего 2-3 радиоприемника. И когда наступало время курдских радиопередач, наши сельчане собирались в домах счастливых обладателей этих радиоприемников и с большим интересом слушали передачи на родном курманджи.  Очень часто, чтобы послушать эти передачи, они оставляли даже самые неотложные домашние дела. Сельчане радовались каждому зачитываемому тексту, каждой песне, и можно сказать, что каждая радиопередача была для них чем-то вроде какого-нибудь празднества или свадьбы.  Как я уже сказал выше, сначала эти передачи предназначались только для курдов Армении, но в последующем, когда их время трансляции в эфире было увеличено до полутора часов, их аудитория значительно расширилась и включила в себя курдов, проживающих за рубежом. Критерием отбора кадров было обязательное хорошее владение курдским языком и наличие высшего образования. Кроме того, дикторы отбирались на конкурсной основе, и комиссия уделяла большое внимание наличию у кандидата приятного голоса и тембра. Конечно, в то время мы еще не чувствовали, что дело, которым мы занимаемся, имеет историческое значение. Мы осознали это позже, когда до нас стали доходить многочисленные отзывы зарубежных курдов и их рассказы о том, с каким большим интересом они слушают наши передачи и как высоко их оценивают. Что касается тематики, то она, конечно, должна была соответствовать идеологии социализма и курсу внешней политики, проводимой советским правительством. В вопросе выбора песен и мелодий мы были свободны, и в эфире звучало то, что полюбилось нашему народу и на что чаще поступали заявки от радиослушателей. Здесь уместным будет упомянуть, что в Ереванском фонде хранятся более тысячи песен, мелодий и радиокомпозиций, и этот объем считается самым большим и богатым.

                                  

 

 В. П.: Насколько я знаю, радиовещание велось исключительно на курманджи (соответствующих кадров, владеющих диалектом сорани, в Армении не нашлось), тем не менее значение курдских радиопередач трудно переоценить.  Очевидно радиовещание из Еревана способствовало также определенному росту курдских симпатий по отношению к Армении. Не случайно, легендарный Мустафа Барзани считал, что “передачи из Армении были голосом страны, подающей надежду”. Но как реагировали на это определенные страны Ближнего и Среднего Востока (Турция, Сирия, Ирак, Иран)? Ведь в Турции и Сирии доминирует курманджиговорящее население, в Ираке лишь 1/3 часть курдов говорит на курманджи (2/3 части говорит на сорани), а в Иране в основном доминирует сорани (хотя есть также значительное число курманджиговорящего населения).  Возможен ли следующий сценарий: радиопередачи на сорани не начались по той простой причине, что советское руководство не желало осложнения отношений с Ираком и Ираном?

 

                  Легендарный герой нашего народа Мустафа Барзани знал, какое огромное влияние оказывают радиопередачи из Еревана на курдский народ в Курдистане. И когда после неофициальной поездки в Армению он возвратился в Москву, то перед ЦК КПСС по своей инициативе выдвинул вопрос об увеличении эфирного времени на курдском языке. В итоге время добавили, и эфир увеличился до полутора часов. Сначала было решено вести передачи на двух диалектах – курманджи и сорани. Но так как в Армении говорящих на сорани не было, все полтора часа предоставили курманджи. Что касается Вашего предположения о том, что радиопередачи на сорани не начались из-за того, что советское руководство не желало осложнения отношений с Ираком и Ираном, то скажу: вполне возможно! Если бы Советский Союз захотел найти кадры, говорящие на сорани, то это не составило бы большого труда, и таковые сразу же нашлись бы. Целью же Советского Союза была Турция, где население говорит только на курманджи. Уместно отметить, что аудитория наших радиопередач была очень большая: курды Турции, Ирака, Ирана и Сирии. Как передавали корреспонденты ТАСС, юго-восточные районы Турции в основном слушали радиопередачи из Еревана. Дело даже доходило до курьезов. В хозяйстве одного крестьянина-курда в Турции была только одна овца и одна коза. Он продал их только для того, чтобы купить радиоприемник и слушать курдские радиопередачи из Еревана. Другой случай: у одного курда был приемник, установленный только на ереванскую волну. Так вот, никто из домашних или гостей не имел права даже прикасаться к приемнику, потому что хозяин панически  боялся, что кто-нибудь может  сдвинуть настройки! Сам же он, человек простой и неграмотный, без посторонней помощи не умел настраивать свой приемник на нужную частоту. Добавлю также, что реакция властей этих стран на курдские радиопередачи из Еревана была очень негативная. Нередки были и случаи обращения в МИД СССР, однако наше внешнеполитическое ведомство игнорировало эти жалобы.

 

 

 В.П.: Понятно, что в наше время,  в информационном веке, курдскими радиопередачами никого не удивишь. Но какова эволюция или трансформация курдских радиопередач армянского радио в советское и постсоветское время? И каким курдским СМИ Вы сами отдаете предпочтение? Какие конкретные СМИ являются для Вас достоверным источником информации?

 

                  Во времена Советского Союза качество курдских радиопередач сравнительно было высокое. Там работало более 10 человек, передачи были разнообразные. Но сейчас сократилось не только время (вместо 1,5 часов осталось только полчаса), но и количество работников (2-3 человека) и финансирование. Курдское радио, вещающее из Еревана, уже не имеет того значения, как раньше. Материалы, передаваемые в эфир, в основном официальные, собственных материалов очень мало. Век интернета сделал свое дело: отодвинул в тень курдское радио. Что касается Вашего вопроса о том, какие конкретно СМИ являются для меня достоверным источником информации, то скажу следующее: я ни один не могу назвать. Мы, курды, слишком разрознены, слишком разделены по партийным интересам, и поэтому полного доверия к тем или иным СМИ у меня нет. Но я неплохо ориентируюсь в потоке межкурдских противоречий, я анализирую и сопоставляю факты, и это позволяет мне составить относительно объективную картину происходящего и давать оценки тем или иным событиям. И, конечно же, я во многом ориентируюсь на ленту новостей по курдской тематике в социальной сети Фейсбук (на курдском и русском языках).

 

 В. П.: С 1962 года по 2006 год Вы работали в редакции курдской газеты «Рйа таза» («Новый путь»). Данная газета является своеобразным символом курдской идентичности. Еще в марте 1930 года в Ереване вышел первый номер республиканской газеты «Рйа таза» на латинской графике. Потом газета выходила на русской графической основе. Но самое главное — это первая курдская газета на территории СССР и по своему возрасту (газета выходит до сих пор) «Рйа таза» не имеет себе равных в мире. Вы проработали в такой газете более сорока лет и прошли долгий путь от начальных ступеней журналистики до должности руководителя: были переводчиком, заведующим отделом культуры и писем, ответственным секретарем, заместителем редактора, а с 1991- 2006 гг. – главным редактором газеты. Что дала Вам и курдскому народу «Рйа таза»? И что дали Вы самой именитой курдской газете?

 

                  Все, что Вы говорите, это правда. «Рйа таза» стала своеобразной энциклопедией жизни советских курдов. Да, она выходила в Армении, была органом Компартии, Верховного Совета и Совета министров Армении, но освещала жизнь всех курдов бывшего Советского Союза. Нет ни одного заметного события из жизни курдов СССР, которое не нашло бы своего отражения на страницах газеты. В Грузии, Азербайджане у нас были собственные корреспонденты (на общественных началах). Мы имели подписчиков не только среди курдов СССР, но и за рубежом – в  США, Канаде, европейских странах. Хотел бы привести один интересный пример. Я хорошо помню, как однажды, когда я был в кабинете редактора Мирое Асада, раздался звонок на его телефон правительственной связи. Я захотел выйти, но редактор жестом остановил меня. Разговор был на армянском языке, и после его окончания Мирое Асад повернулся ко мне с вопросом: «Ты знаешь, кто звонил?» Оказалось, что это был всемирно известный астрофизик, президент Академии наук Армении, академик Виктор Амбарцумян. И он рассказал нашему редактору о том, как совсем недавно вернулся из Голландии, и там во время одного собрания к нему подошли несколько курдских юношей и поздравили его с присуждением обсерватории в Бюракане ордена Ленина. Амбарцумян спросил у них: «А как вы об этом узнали?», на что получил ответ: «Мы прочитали об этом в газете «Рйа таза». Вот почему Амбарцумян позвонил и выразил свою благодарность за то, что «Рйа таза» так успешно пропагандирует достижения Советской Армении. Продолжая отвечать на Ваш вопрос, хочу отметить, что «Рйа таза» стала источником развития курдской культуры и языка. Все курдские писатели и поэты впервые представили свои произведения широкому читателю именно со страниц газеты «Рйа таза». По большому счету, если не было бы газеты, не было бы и советской курдской литературы. «Рйа таза» в силу всех своих возможностей отражала жизнь не только курдов Армении, но и всей республики в целом. Для меня же газета стала учителем: я многому чему научился, работая там. И я, в свою очередь, отдал ей все, что у меня было, в том числе и свое зрение. В одном из своих интервью я так и сказал: «Рйа таза» – мое детище, а я – детище «Рйа таза».

 

 

 В. П.: За свою жизнь Вы встречались со многими армянскими политическими и общественными деятелями, а также со многими представителями армянской науки и культуры. Кого из них Вы бы хотели выделить, исходя из их вклада в развитие курдской культуры и армяно-курдских отношений? И кого из курдских деятелей Вы особо цените и хотели бы выделить, учитывая их вклад в развитие курдской культуры и армяно-курдских отношений?

 

                  Прежде всего надо отметить, что первый секретарь ЦК Компартии Армении Агаси Ханджян уделял большое внимание развитию курдской культуры и литературы. Именно по его инициативе начала выходить в свет курдская газета «Рйа таза», открылся Закавказский курдский педагогический техникум и другие очаги культуры. В свое время в данной области много чего сделал также первый секретарь ЦК Компартии Армении Сурен Товмасян, с которым мне, к сожалению, не удалось встретиться. Из армянских просветителей, научных работников, писателей и поэтов в этой области много чего сделали Хачатур Абовян, Иосиф Орбели, Аветик Исаакян, Наири Зарьян, Грачья Кочар, Сармен, Арутюн Мкртчян и другие. Все они внесли большой вклад в развитие армяно-курдских отношений, а Грачья Кочар и Арутюн Мкртчян были первыми редакторами газеты «Рйа таза». Из наших современников большое внимание уделяли развитию армяно-курдских культурных связей Эдвард Топчян, Геворг Эмин, Арамаис Саакян, Согомон Таронци, Ваагн Каренц и другие, с которыми у меня сложились хорошие отношения. Многие армянские поэты в годы советской власти переводили образцы курдской поэзии, и на армянском языке было издано несколько сборников стихотворений курдских поэтов.

                  Из курдских деятелей особо хотел бы отметить роль Араба Шамилова, в произведениях которого как красная лента проходит тема армяно-курдской дружбы. Он очень ценил роль армянской научной и творческой интеллигенции в развитии курдской советской культуры. Так, он поддерживал тесные дружеские отношения с первым секретарем ЦК Компартии Армении того времени Ашотом Оганнисяном. Когда Араб Шамилов работал в Ленинграде, он писал А.Оганнисяну письма, в которых просил уделять внимание вопросам развития литературы и культуры курдов Армении. В 1937 году, когда А.Оганнисяна арестовали, в его архиве нашли эти письма А.Шамилова, и данное обстоятельство стало поводом для ареста автора писем. В Ленинград был направлен приказ об аресте А.Шамилова, и в итоге наш писатель был арестован и отправлен в ссылку. Вероятно, были и другие причины для ареста А.Шамилова, но мне они не известны.

                  Хочу отметить и особую роль Надо Махмудова, известного партийного и государственного деятеля, курдского писателя и историка, горячего сторонника армяно-курдской дружбы и культурных связей.  Н.Махмудов был первым секретарем райкомов партии, председателем райисполкомов, министром, первым заместителем министра автотранспорта. Вот что пишет о нем армянский классик Дереник Демирчян в своем очерке «Араратская долина», который был опубликован в газете «Советакан Айастан» в годы Великой Отечественной войны: «Мы сидим в доме Надо Махмудова – наши поэты Аветик Исаакян, Наири Зарьян и я. Товарищ по национальности курд и занимает должность секретаря Октемберянского райкома партии…

                  В районе живет много курдов. И, конечно, не поэтому Надо взял на себя такую ответственность – работать в этом богатом районе. Это человек уверенный, мужественный и умный, все – армяне и курды – его любят.

                  Надо очень хорошо знает армянский язык, нашу историю, знает и любит армянских классиков, а также хорошо знает современных.

                  … Надо большой патриот своего, курдского народа. Он любит свой народ, знает его фольклор, желает его культурного возрождения и внимателен к каждому его шагу на пути к прогрессу.

                  Надо всей своей сущностью и характером являет собой пример интернационального армяно-курдского братства».

Надо Махмудов был высокий и красивый мужчина. Хороший собеседник, большой шутник, человек очень рискованный и бесстрашный.

                  Мы знали, что его супруга Эмма по национальности армянка. В свое время она и Надо влюбились в друг друга, но ее родители никак не соглашались отдать свою дочь замуж за курда. Поэтому Надо был вынужден похитить Эмму. После этого он несколько раз посылал посредников в дом ее родителей с тем, чтобы помириться, но те наотрез отказывались. Вот что рассказывал Надо Махмудов:

                  — Я был вынужден один, без никого, пойти в дом моего тестя. В лицо они меня не знали, и я принялся расхваливать перед ними их зятя, мол, это очень образованный, умный и красивый парень. На что отец Эммы мне говорит: «Ну, если бы он еще был такой, как ты, дружок, то ничего, что он другой нации». А я беру и говорю ему: «Что от тебя скрывать, что от Бога скрывать. Тот, кто похитил Эмму, это я. А теперь делайте со мной что хотите». Домашние переглянулись, улыбнулись и приняли меня как родного. Вот так  мне и удалось наладить отношения с семьей моего тестя.

                  Мы, близкие ему люди, знали, что теплые отношения между его семьей и семьей его тестя продолжались всю жизнь. И не случайно, что обе дочери Н.Махмудова (Донара и Дора) вышли замуж за армян.

                  Между прочим, и в армянской, и курдской художественной литературе Н.Махмудов был первым, кто написал рассказ о Зоравар Андранике. Этот рассказ называется «Белый всадник».

 

 В. П.: В мае 1956 года курдский национальный герой, легендарный Мустафа Барзани неофициально приехал в Армению. Существует много “историй” о его пребывании в Армении. Хотелось бы узнать от Вас, как было на самом деле.  Как долго Мустафа Барзани находился в Армении? В каких местах он побывал и какие у него были впечатления?

 

                  Самая верная информация о приезде Мустафы Барзани в Армению исходила от редактора газеты «Рйа таза» Мирое Асада. И поэтому я основываюсь только на том, что он рассказывал мне лично. Как известно, я много лет проработал в газете «Рйа таза» под руководством Мирое Асада, из которых 20 лет был его заместителем. Между нами были очень хорошие отношения, мы говорили о многих вопросах, обменивались мнениями. Мирое Асад был очень правдивым человеком, никогда не лицемерил и говорил все так, как было. Он много рассказывал мне о приезде Барзани и о том, кто и как его сопровождал. Сам я Барзани не видел – в то время я был студентом. И то, о чем я сейчас расскажу, это всё со слов Мирое Асада, и я верю в их правдивость на все сто процентов.

                  В мае 1956 года Мустафа Барзани неофициально приехал в Армению. В то время его приезд не афишировался, не освещался в прессе и фактически был тайным, потому что Советский Союз не хотел ухудшения отношений с Ираком. Сопровождал Барзани в Армению один из членов ЦК КПСС, а по самой республике его сопровождали второй секретарь ЦК Компартии Армении Маргарян, Герой Советского Союза Саманд Сиабандов и первый заместитель министра автотранспорта АрмССР Надо Махмудов. В то время газета «Рйа таза» была органом ЦК Компартии Армении, и поэтому первым делом Мустафа Барзани и вышеупомянутые лица стали гостями редакции этой газеты (еще раз повторюсь, что в то время редактором был Мирое Асад).

                  Сначала Мустафа Барзани прогулялся по Еревану и зашел на Крытый рынок. Там он попробовал сладкий суджух, ему он очень понравился, и пожилая армянка, которая его продавала, несмотря на его отказы, подарила ему одну такую нить.

                  После прогулки по Еревану Мустафа Барзани и сопровождающая его делегация направились в Апаранский район, село Джарджарис. Рядом с деревней Алагяз пассажирский автомобиль, в котором они ехали, увяз в дорожной грязи, и как ни пытались его оттуда вытащить, ничего не вышло. Поэтому из Джарджариса спешно вызвали грузовую машину, за рулем которой был Алие Джмо. Мустафа Барзани сел в кабину, все остальные забрались в кузов, и так машина приехала в Джарджарис. Там их принял в своем доме председатель колхоза Левон Григорян. Потом Мустафа Барзани вышел во двор и обратил внимание на небольшой дом по соседству. Заглянув туда, он увидел пожилую женщину, которая вязала теплые носки (gore). Увидев гостя, женщина спешно встала и захотела накрыть на стол, однако М.Барзани отказался и попросил лишь стакан холодного тана.

                  На обратном пути, когда машины проезжали через Алагяз, сельчане преградили путь автомобилю, в котором ехал Барзани. Собравшийся народ стал скандировать: «Да здравствует Барзани!» М.Барзани вышел из машины и стал разговаривать с людьми. Агите Худо, который в то время был директором сельской средней школы, подошел к Барзани и представился ему. Когда Барзани узнал, чем занимается Агит, то сказал ему: «Вы здесь готовьте кадры, а в Курдистане есть кому воевать».

                Второй деревней, куда приехали М.Барзани и сопровождающая его делегация, стала Ако (Талинский район). Там они стали гостями в доме председателя колхоза Коте Ширин.

                  В Ереване же Мустафа Барзани стал гостем только в доме Надо Махмудова.

 

В. П.: Скажите, а какие у Вас (у курдской интеллигенции Армении) были контакты в советское время с курдами Азербайджана и Грузии?

 

                  Курды Армении и Азербайджана исповедуют разную религию. Курды Армении в основном – езиды, а курды, проживающие в Азербайджане, – все мусульмане. Данное обстоятельство не могло не сказаться на контактах, но сказать, что их не было, — не совсем точно. Контакты, конечно, были: в Армении издавались книги курдских поэтов и писателей, живущих в Азербайджане, туда доставлялась газета «Рйа таза», там был наш собственный корреспондент, который активно готовил материалы из жизни курдов Азербайджана… Но более тесные контакты у нашей общины в советское время были, конечно же, с курдами Грузии. Мы часто посещали друг друга, были лично знакомы. Ведь курды Грузии по вероисповеданию также являются езидами и их основная часть в свое время из Армении переехала в Грузию. Ну, а это означает, что по обе стороны границы остались родственники, сохранились контакты…

 

 

В. П.: В период перестройки о своих правах заявили и курды Советского Союза. Как зарождалось всесоюзное  курдское движение?  Какую роль играли в этом движении курды Армении? Насколько я знаю, в первой половине 1990-х годов Вы также участвовали в деятельности всесоюзной ассоциации курдов “Якбун”, президентом которой являлся  Мамед Сулейманович Бабаев, а его заместителем был Вакиль Мустафаев. По какому критерию избиралось руководство “Якбуна”? Как была создана и какие цели преследовала данная организация? Какие отношения были между общественно-политическими деятелями Армении и “Якбуном”?

 

                  Да, во времена перестройки как в Армении, так и в Грузии и Азербайджане был поднят курдский вопрос. Курды Армении требовали, чтобы Советский Союз уделил внимание развитию их культуры. Курды Азербайджана же требовали автономию с центром в Лачине. И тогда родилась следующая фраза, авторство которой принадлежит одному из курдов Азербайджана: «Культура-мультура нам не нужна. Мы хотим только автономию!» То, что касается «Якбун», то спешу Вас поправить: я никогда не был членом этой организации и никогда не участвовал в ее работе. И, насколько мне известно, никаких отношений между курдскими активистами Армении и «Якбуном» не было.

 

В. П.: Какой позиции придерживались различные курдские организации в период карабахской войны?

 

                  По моему убеждению, карабахский конфликт стал для нашего народа братоубийственной войной. И со стороны Азербайджана, и со стороны Армении курды участвовали в боевых действиях. Насчет азербайджанских курдов я конкретно не могу ничего сказать. Но о курдах Армении могу утверждать, что в этом конфликте мы потеряли около 50 юношей. Иногда говорят, что курды Армении добровольно участвовали в войне, но это не так. Наглядный пример тому – сын моего брата. Он был отцом трех малолетних детей и абсолютно не имел опыта военной подготовки. Он ни разу в руках не держал автомат, и вот такого человека призвали в армию и, нарушив всякие законы, сразу же отправили в самую горячую точку – Орадуз, где он и погиб. Кстати, сыновья или близкие родственники ни одного из езидских «лидеров» не участвовали в войне в Карабахе и, насколько я знаю, даже не служили там. Эти «лидеры» лишь только собирают политические дивиденды за счет крови наших курдских юношей.

  

 

В. П.: В марте 2015 г. появилась декларация об учреждении Конгресса Курдских Общин (ККО). Под декларацией подписались также Вы, Аслика Кадыр, Мразе Джамал и  Нуре Сардарян (Нура Амарик) в качестве представителей курдской общины Армении.  Среди подписавших курдскую общину Азербайджана представляют Адиле Джамал Маммадгулиев, Ниджате Бакир Джабраилов,  Нофел Эдалет и Cеймур Алханов,  а курдскую общину Грузии – Басе  Джафарова, Белла Стурки и Дмитрий Худоев. Скажите, какие основные политические, экономические, социальные (в том числе культурно-образовательные) цели преследует Конгресс Курдских Общин, и какие надежды лично Вы связываете с созданием Конгресса Курдских Общин?

 

                  Да, мы подписались под декларацией этой организации с той надеждой, что она, как было в ней заявлено, будет бороться против ассимиляции нашего народа (угроза которой стала очевидной), за сохранение нашей самобытности, языка и культуры. И сейчас активисты Конгресса учредили двуязычный сайт под знакомым названием «Рйа таза». Сайт постоянно пополняется новыми интересными материалами, имеет немалую аудиторию. Это хороший зачин, а что будет потом, покажет время.

 

В. П.: Вы по вере езид, а по национальности курд. Вы два раза посетили Южный Курдистан (в 2001 и 2006 гг.). Каково было положение езидской общины в границах курдской автономии и за его пределами в период Саддама Хусейна и после его свержения? Какова политика Регионального Правительства Курдистана по отношению к езидам? Как воспринимается простыми курдами-мусульманами езидская община?

 

                  Да, я дважды был в Иракском Курдистане и своими глазами видел, в каком угнетенном положении находились езиды. Мусульманское духовенство веками вело антиезидскую пропаганду, которая пустила свои корни и затронула также бытовой уровень отношений. В частности, оно (духовенство) призывало не притрагиваться к еде, приготовленной руками езидов. Поэтому в Иракском Курдистане езиды практически не могут открыть хотя бы одну чайхану, потому что посетителей у этой чайханы не будет и убытки неизбежны. И во время режима Саддама Хусейна, и после его свержения положение езидов почти не изменилось, несмотря на то, что Региональное правительство Курдистана уделяет большое внимание вопросам, направленным на улучшение отношений между курдами-езидами и курдами-мусульманами. Но, к сожалению, мы пока не видим положительных изменений.

                  Я не был в Сирии, но знаю, что положение езидов в Сирии гораздо лучше, чем в Ираке или других странах. Езиды Сирии – практически равноправные члены курдской общины, и какая-либо их дискриминация по религиозному признаку отсутствует.

 

В. П.: В августе 2014 г. ИГИЛ осуществил геноцид езидов в Шангале. В этой связи, в одной из своих работ Вы отметили: “…когда Южный Курдистан получит независимость, езидам необходимо предоставить автономию”. В каких границах Вам видится создание езидской автономии?  Считаете ли Вы реальной подобную перспективу? Если да, то почему не сейчас (в составе полунезависимой, федеральной курдской автономии Иракского Курдистана), а лишь после того, как  Южный Курдистан получит независимость?

 

                  Я убежден, что положение езидов в Ираке будет гораздо лучше, если они получат автономию в рамках курдского государства, и граница этой автономии будет охватывать нынешнюю территорию компактного проживания езидов в Ираке. Сейчас это невозможно, потому что курдская автономия сама нуждается в защите и к тому же юридически пока находится в составе Ирака. И потом – та территория, где езиды живут компактно и составляют большинство населения, не находится в пределах границ курдской автономии и подпадает под юрисдикцию Багдада. Создание езидской автономии мне видится вполне реальной перспективой, потому что она может быть создана на основе религиозной принадлежности, как, например, это было в Советском Союзе (Аджарская автономия в составе Грузии).

  

В. П.: Можете ли Вы дать сравнительный анализ курдских общин в Армении, Грузии и Азербайджане и основных проблем, стоящих перед ними? 

 

                  Прежде всего надо отметить, что между курдами Армении и Азербайджана сейчас нет никаких связей. Даже с моим близким другом, который живет в Баку, я не могу общаться по телефону из-за опасений, что ему сразу будет прикреплен ярлык агента Армении.

             Что касается курдов Грузии и Армении, то это совсем другое дело. Как я уже говорил, и курды Грузии, и курды Армении – езиды, и курды Грузии в основном – это выходцы из Армении, у которых здесь осталось много родственников. Есть регулярные контакты, оказание помощи. В частности, недавно (в июне 2015г.) в Тбилиси был построен великолепный езидский храм«Куба Султан Эзид». Довольно часто организуются выставки работ курдских художников. Недавно езидская организация в Тбилиси приняла несколько езидских семей-беженцев из Шангала. В Армении действует несколько езидских организаций, но они не делают столько, сколько делает одна только организация в Тбилиси. Кстати, в сентябре 2012 г. в Армении также, в Октемберянском районе (в селе Акналич) один из езидских бизнесменов (Мирза Слоян) тоже построил езидский храм  (храм «Зиарата эздия») первый на постсоветском пространстве. Кстати, в июле 2015 г. в Армении представили проект нового езидского храма «Куба мере диване» (Quba Mêrê dîwanê), который будет построен в селе Акналич все тем же езидским меценатом Мирза Слояном. Представители езидского духовенства Лалыша дали свое благословение на строительство храма в апреле 2015 года при посещении мероприятий, посвященных годовщине Геноцида езидов, армян и ассирийцев в Османской империи. Автором проекта является армянский архитектор Артак Гулян. Таким образом, это третий езидский храм, который будет построен на постсоветском пространстве.

            Самая главная задача, которая стоит перед курдскими общинами Армении и Грузии, – это воспрепятствование эмиграции и сохранение национальной культуры и языка. В данном направлении в обеих республиках делается немало работы.

 

 

В. П.: Многоуважаемый г-н Сардар, Вы внесли свой ценный вклад в курдскую прозу. Ваши  произведения, написанные на основе реальных событий, настолько правдиво отражают жизнь, что, пожалуй, могут считаться документальными. Считается также, что в курдской литературе советского периода Вы первый писатель, который уделил такое большое внимание психологии своих героев и показал ее реально и тонко. Скажите: если взять психологию, менталитет, ценностные ориентиры и характерные черты курдов и армян, что у нас общего и чем мы резко отличаемся?  Какие черты характера курдов и армян Вам больше всего не нравятся и какими чертами Вы восхищаетесь?

 

                  На текущий момент у меня издано 18 сборников. Из них 3 – это переводы моих произведений на русский язык. Более 10 книг – это мои переводы как политической, так и художественной литературы. Мои первые три книги были переизданы в Турции. Я помню, как во время одного собрания Совета национальностей Армении известный этнограф Грануш Харатян выступила и сказала, что прочитала один из моих сборников на русском языке («Свадьбу сыграли дважды») и была восхищена. Она отметила, что изображенная в моих произведениях жизнь курдов очень напоминает армянскую действительность. Она подчеркнула, что между психологией образов курдов и армян нет разницы, потому что оба народа, проживающие на одной земле, имеют одинаковый менталитет. Я хочу отметить характерные черты курдов – гостеприимство, уважение к женщине и горячий патриотизм. У армян мне нравятся доброжелательность, трудолюбие и также любовь к Родине. Что мне не нравится в характере курдов? Они очень наивные, не отличаются большой тягой к учению, склочны и завистливы. В отношении армян скажу – мне не нравится пустившая глубокие корни тяга к эмиграции и стремление к легкому обогащению.

 

В. П.: Многоуважаемый г-н Сардар, можете ли Вы назвать основные символы курдского народа, на которых строится курдская идентичность? И еще один вопрос. В своих произведениях Вы широко используете пословицы, поговорки, идиомы и фразы. Какие курдские пословицы, поговорки, идиомы и фразы, на Ваш взгляд, наиболее полно отражают курдский характер?

 

                  Шамс (Солнце) – это одна из главных езидских символик, и оно даже отражено на курдском флаге. Хочу напомнить, что курды-езиды поколняются Солнцу, и это вполне логично, ведь Солнце – это источник жизни. Без него действительно жизнь невозможна. В дополнение можно сказать, что курда невозможно представить без оружия и коня. Так, в одном из моих рассказов («Знахарь») есть эпизод, в котором курдский бек в знак благодарности дарит армянскому знахарю Мануку, вылечившему жену бека, своего коня. Кстати, подобный случай был и с Х.Абовяном: когда он был гостем в доме курдского бека, перед расставанием тот подарил ему своего коня.

            Я родился и вырос в деревне. Мои первые учителя курдского языка были наши же односельчане преклонного возраста. И до сих пор, когда я пишу, я вспоминаю их, их яркий языковой колорит, их образ мышления и поведение… Вот почему в моих произведениях так много пословиц, поговорок, фраз и прочих оборотов. Что касается Вашего вопроса про курдские пословицы, которые ярко и метко показывали бы курдский характер, то скажу: конечно, таких немало. Взять хотя бы эти: «Хороший сосед лучше плохого брата», «Не завелся бы в дереве свой червь, оно бы не пострадало», «Лев есть лев, будь то львица или лев», «Дамаск – сахар, но родина слаще», «Если пастух захочет, то и от козла получит мороженое»…

 

 

В. П.: Каким Вам видится будущее курдского народа и армяно-курдских отношений?

 

                  Я уверен, что курдов ждет светлое будущее и у них обязательно будет свое государство. Такой большой народ не может всегда оставаться в том положении, в котором находится сейчас. Наши народы – вековые соседи, и исторический опыт не может не научить их тому, что между ними должны быть хорошие, братские отношения назло их общим врагам.

 

В. П.: Многоуважаемый г-н Сардар, благодарю Вас за интересное интервью.

 

                  И Вам спасибо за интересные и полезные вопросы.

 

 

          Данное интервью изначально планировалось опубликовать в первом номере сборника по курдоведению, который должен был выпустить Институт  Арменоведческих исследований Ереванского государственного университета. Однако нам не известны причины, по которым это интервью не было опубликовано.

 

АРМЯНСКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ О КУРДАХ И ИХ КУЛЬТУРЕ

 

 

АРМЯНСКАЯ  ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ

О  КУРДАХ  И  ИХ  КУЛЬТУРЕ

 

        О курдах и их культуре в целом никто не написал так много и не оставил столько для истории, как, пожалуй, представители армянской интеллигенции, ее ученые и писатели. И это вполне естественно.

        Во-первых, армяне и курды на протяжении веков были соседями, и, как отмечает известный армянский историк Акоп Мандалян со ссылкой на исторические источники, это соседство тянется еще с V века до нашей эры.  Но другой армянский историк О.Орбели пишет, что еще в I веке до н.э., во времена Тиграна Великого, эмир соседнего государства Курдистан, которому подчинялись области Мокса и Ахзника, занимал в системе управления армянского царя  главную должность.

        Во-вторых, во многих областях Армении армяне и курды издавна жили бок о бок, на одном уровне вели хозяйство и в равной степени одинаково угнетались как в социальном, так и национальном плане. Таким образом, их дружба и культурные связи тоже были вполне закономерными и естественными. Вспомним о том, что между курдами и армянами был такой обычай – братание. Когда курд делал своим побратимом армянина, это означало сделать его своим близким другом и даже родственником, и такого рода отношения высоко ценились и почитались. Как говорил известному армянскому писателю Раффи один беженец-армянин, «мы, курды и армяне, – братья, мы стали побратимами».

        В-третьих, во многих местностях армяне и курды общались между собой на армянском и курдском, и оба языка были одинаково близки им по духу. В особенности это было присуще езидам, которые, кроме родного языка, хорошо знали армянский и свободно на нем говорили. Об этом еще в 1970-х годах XIX века писала газета «Мшак», публикуя материал о езидах Эриванской губернии: «Армянские беженцы и езиды хорошие друзья. Все езиды говорят по-армянски».

        Схожесть условий, в которых велось хозяйство, и одинаковый быт обоих народов сыграли важную роль в деле укрепления и развития культурных и духовных связей между армянами и курдами. Не секрет, что оба народа почитали святыни друг друга, и не только. Так, было вполне естественным то, что известные и авторитетные представители как курдов, так  и армян пользовались большим уважением с обеих сторон. Видный армянский этнограф Ерванд Лалаянц пишет: «Гора Балат, которая расположена между Нордузом и Хорасаном, почитается армянами и курдами». Далее Лалаянц отмечает, что легенда о битве между Гайком и Бэлом распространилась также среди курдов горы Шахид, и в итоге курды стали почитать эту гору священной и больше никогда не пасли там свои отары. О Григоре Нарекаци среди курдов сложились легенды. Его именем названы многие деревья, которые чтут как армяне, так и курды.

        Во многих местностях оба народа обоюдно активно участвовали в отмечаемых событиях и вместе радовались и горевали – будь то на похоронах или на свадьбах и других праздниках.

        Географическая близость и даже схожесть климата в тех местностях, где совместно проживали курды и армяне (в особенности это касается горного ландшафта Армении), тоже, в свою очередь, повлияли на сходство конкретных образцов материальной культуры обоих народов. В большинстве случаев их оружие и снаряжение были так похожи, что практически не отличались друг от друга. Кроме того, как пишет Лалаянц, также не было разницы между национальными мужскими костюмами армян и курдов области Васпуракан.

        «Близость армян и курдов, которая тянется из глубины веков, — писал великий армянский историк Лео, — без сомнения, оставила большое влияние на оба народа и сделала похожими много пластов, из которых состоит их духовная культура»

        Соседство, схожесть жизненных условий, принципов ведения хозяйства, одинаковый быт, близость духовной культуры – вот основные причины, по которым прогрессивные представители армянской интеллигенции проявляли такой большой интерес в отношении курдского народа, его истории, фольклора и культуры. Они оставили нам такое огромное количество ценных сведений, которые, если будут целенаправленно и полностью собраны, подготовлены и обобщены, то смогут превратиться в многотомное издание, без использования которого сведения об истории нашего народа и его духовной культуре будут неполными.

        В данной статье мы приведем лишь несколько примеров того, что говорили о нашем народе представители армянской интеллектуальной мысли.

        Конечно, в истории армянского народа было немало прогрессивных ученых, которые в своих трудах уделили внимание курдскому народу и много писали о нем. Однако в области исследования курдской истории, этнографии, фольклора, языка и других областях его культуры, пожалуй, никто не проделал такую огромную работу, как основатель новой армянской литературы, писатель и великий просветитель Хачатур Абовян. (Об Х.Абовяне и курдском народе я уже написал подробную статью, которая была опубликована в газете «Рйа таза», №2, 2003).

        Другим видным курдоведом после Х.Абовяна был известный армянский профессор С. Егиазаров. Его исследовательская деятельность основывалась на непосредственных контактах с представителями нашего народа.  Он хорошо знал курдский язык, долго жил среди курдов, уделил много внимания их истории, быту, устному творчеству, в результате чего подготовил на русском языке весьма ценную научную работу «Краткий этнографический очерк о курдах Эриванской губернии» и курдский словарь. Необходимо отметить, что вышеупомянутая работа впервые была опубликована в виде цикла статей в армянской газете «Ардзаганк» в 1884 году и привлекла большое внимание читателей.

        В области курдоведения была проведена большая работа и другим армянским прогрессивным мыслителем – Арменаком Сафрастяном. Он занимался на Ближнем Востоке дипломатической деятельностью и был хорошо осведомлен о многих важных исторических событиях, связанных с курдами. Кроме нескольких статей, опубликованных в газете «Арев» («Солнце»), он также написал ценную работу под названием «Курды и Курдистан». Несколько ее глав вышли в свет на английском языке, но в целом данный труд так и остался неопубликованным. В одном из своих писем он пишет: «Я в целом подготовил историю езидов, в том числе и их духовную книгу “Kitêba cilwa” и “Mesh’efa r’eş” на курдском языке и с переводом на армянский, со всеми комментариями, о которых было написано на Западе… Рукопись этой истории уже готова».

        Другой армянский мыслитель Хостикян в своей статье «Курды» приводит интересные сведения о езидах. «Езидские священники организованы по классовому принципу, — пишет он. – Их основная святыня – это Лалыш, где похоронен Шейх Ади. Это был активный пропагандист и реформатор  езидской религии и автор книги “Kitêba cilwa”. Шейх Ади был человеком XII века, конечно, нашей эры. О Шейхе Ади писали и упоминали турецкие историки. В 1415 году мусульмане вскрыли его могилу, которую потом езиды вновь привели в надлежащий вид. Каждый год, в день его рождения, 23 сентября, у его могилы 7 дней отмечается праздник».

        Громадный вклад в развитие курдоведения внесли академик Овсеп Орбели, Лео и другие исследователи. Их работы и статьи о курдах и Курдистане заняли свое достойное место в золотой сокровищнице этой науки. Академик Орбели был не только прославленным курдоведом, но и большим другом курдского народа. Под его руководством в Ленинграде (ныне Санкт-Петербурге) был открыт Кабинет курдоведения, и именно благодаря ему многие курдские юноши и девушки стали видными курдоведами. Известны его слова об Ахмаде Хани, которого знаменитый ученый поставил в один ряд с такими гениями литературы Востока, как Фирдоуси, Низами, Руставели. Он высоко ценил наш фольклор, особенно сюжет дружбы и побратимства Маме и Каратаждина, и, как свидетельствуют очевидцы, во время блокады Ленинграда, в своих выступлениях перед фронтовиками Орбели всегда приводил их пример как образец настоящей дружбы и преданности. Известен также его курдско-русский словарь, подготовленный на основе диалекта курдов Мокса.

        Абовян, Срванзстян, Раффи, Егиазаров, Мовсисян (Бенсе), Исаакян, Зарьян, Кочар и многие другие высоко оценивали фольклор нашего народа и указывали на его большое значение. Вот что пишет об этом Аветик Исаакян в своих записях под названием «Моему курдскому другу»: «В детстве у меня было много курдов-друзей, и я часто приезжал к ним. Я был у них в гостях и в Алагязе, и в районах Ширака, Нахичевана, Дигора.

        Я всегда интересовался положением курдов. 

        Пастухами нашей деревни были Махсо и Аджо, жители сел Каракалы и Палмута. С ранней весны до самой осени они пасли наши стада, а осенью уходили в свои аулы, чтобы весной снова вернуться.

        Махсо замечательно играл на свирели, а Аджо был певцом. Они пели задушевные песни своего народа. Я с наслаждением слушал их песни, сказки и эпические произведения, курдский фольклор, который полюбился мне с самого детства и который я люблю до сих пор. И я желаю своим товарищам-курдам по перу, чтобы они как можно больше использовали свой богатый фольклор и поставили бы его в основу своей новой литературы».

        Аветик Исаакян действительно был другом нашего народа и горячо симпатизировал ему. Аджие Джнди в одной из своих статей написал следующее: «Я помню, как во время очередного собрания руководства Союза писателей, которое проходило осенью 1937 года, я давал доклад о перспективах развития курдской советской литературы. Аветик Исаакян, который несколько месяцев назад вернулся на родину, в своей речи отметил большую важность вопроса развития новой курдской литературы в Советской Армении».  В своей речи он также отметил, как велика значимость этой литературы для многомиллионного курдского народа, проживающего за рубежом, и привел следующий пример: «Когда я был в Париже, вместе с другими книгами я купил также учебники курдского языка, которые были изданы в Ереване. Один мой знакомый курд, человек образованный, когда увидел эти учебники, прижал их к сердцу и в сильном волнении и со слезами на глазах поблагодарил советское правительство и армянский народ за издание учебников курдского языка и открытие курдских школ».

        О высоком творческом потенциале курдов, об их устной литературе также положительно отзывался и Наири Зарьян. «Курдский народ, — писал он, — очень богат в плане народного фольклора. Курдский эпос со своим великолепным и разнообразным содержанием, глубиной чувств и роскошным восточным колоритом может поспорить с самыми лучшими восточными эпосами».

        Армянские писатели и филологи, ознакомившись поближе с образцами курдского фольклора, почувствовали, насколько объективно он отражает жизнь этого народа, его историю и быт. «Песни курдских ашугов, — писал Раффи, — не были простыми, обычными песнями. В них отражалось целое мировоззрение, которое народным певцом было взято из жизни».

        Курдское устное народное творчество отражает национальный характер этого народа, и вот как об этом пишет Раффи: «До сегодняшнего дня мне еще не удалось услышать такую песню, которая так соответствовала бы национальному характеру и настолько полно и многогранно показывала народную душу, как курдские песни».

        Известно, что живущий в Америке армянский поэт Карапет Ситал два раза подвергал литературной обработке нашу известную народную поэму «Мам и Зин». В первый раз он изменил национальность Маме и «превратил» его в армянина. В последующем он горячо раскаялся в этом и, приступив ко второй обработке, все вернул на свои места, то есть вновь «передал» Маме нашему народу. Об этом он написал в своем предисловии следующее: «Пусть это будет считаться моим долгом перед нашим соседним народом – великим, мужественным и непобежденным. И хотя сегодня этот героический народ страдает под гнетом иностранных захватчиков, недалек тот день, когда он станет окончательно свободен».

        В целом представители армянской интеллигенции очень доброжелательно писали о нашем народе и оставили нам много важных сведений и материалов. Конечно, трудно в пределах одной статьи рассказать обо всех. Но те примеры, которые мы привели, вполне достаточны, чтобы убедиться в том, что только друзья могут так писать о нашем народе и так оценить его характер и духовную культуру. И это обстоятельство становится еще более очевидным, когда сравниваешь сказанное ими с тем, что говорили и писали про курдов, в частности, те или иные путешественники, турецкие и некоторые другие восточные ученые, в высказываемом мнении которых превалируют вражда и неприязнь к нашему народу, а нередко и откровенная клевета.  

 

«Рйа таза»,

Март, 2003 г.

 

        P.S. Эту статью я написал много лет назад, еще во время советской власти, и она была передана по курдскому радио в Ереване. Опубликовал я ее намного позже, в 2003 году, в газете «Рйа таза». К сожалению, со времени провозглашения Арменией независимости те традиции, о которых идет речь в моей статье, уже не имеют продолжения. 

 

Ереван,

февраль, 2014.

Перевод с курдского

Нуре  САРДАРЯН (Нура Амарик).

 

 

РЕПЛИКА О КУРДАХ В ЕРЕВАНСКИХ ПАНТЕОНАХ (2016)

 

 

РЕПЛИКА О КУРДАХ В ЕРЕВАНСКИХ ПАНТЕОНАХ (2016)

 

        В последнее время появилась одна тенденция. Для того, чтобы возвеличить кого-то из своих усопших, его родные и близкие пишут, что он был похоронен в Ереванском пантеоне. Но правда заключается в том, что в Ереванском пантеоне из представителей нашего народа был похоронен только АРАБ ШАМИЛОВ (АРАБЕ ШАМО). Другие же представители нашего народа были похоронены в обычном Ереванском кладбище под названием Тохмахгёл. Назовем несколько имен: Вазире Надри, Нуре Полатова, Усыве Бако, его жена Марьям, Джардое Генджо, Амине Авдал, Титал Мурадов, Владимир Чатоев и другие.

        Мы были бы только рады, если бы все эти наши люди были бы похоронены в одном из пантеонов Еревана. Но это не так. Правда в том, что эти представители нашего народа, как уже было сказано, преданы земле обычного кладбища – Тохмахгёла. И, конечно, выглядит не очень хорошо, когда данный факт искажается.

 

 

КАК Я ПЕРЕВЕЛ НА КУРДСКИЙ ЯЗЫК НОВУЮ КОНСТИТУЦИЮ СССР

КАК ЭТО БЫЛО

 

 

КАК Я ПЕРЕВЕЛ НА КУРДСКИЙ ЯЗЫК

НОВУЮ КОНСТИТУЦИЮ СССР

 

 

          В 1976 году в советской прессе был опубликован для всенародного обсуждения проект новой Конституции СССР. Мы (имеется в виду коллектив редакции – примеч. переводчика) сомневались: надо ли национальной газете (т.е. «Рйа таза») переводить этот проект на курдский язык и публиковать его на своих страницах? Для того чтобы прояснить этот вопрос, редактор газеты Мирое Асад обратился в ЦК Компартии Армении. Там ему сообщили, что дадут ответ немного позже. Через некоторое время оттуда поступил звонок, и М.Асаду было сказано следующее: первый секретарь ЦК Компартии Армении Карен Демирчян Конституция СССР связался с ЦК КПСС по данному вопросу, и ему ответили, что проект обязательно должен быть переведен на курдский язык и вынесен на всенародное обсуждение. Представитель ЦК Компартии Армении также сказал нашему редактору, что для нас специально выделили дополнительное время, и добавил: «Правда, перевод проекта – это тяжелое для вас дело, ведь ваш юридический язык, язык закона пока не отшлифован, у вас нет опыта перевода подобных текстов и нет какой-либо другой структуры или учреждения, которые могли бы вам помочь. Но кроме вас больше никто не может выполнить эту работу, и поэтому вам нужно надеяться только на свои силы. Одним словом – проект обязательно должен быть переведен, для чего вам и были предоставлены большие сроки».

          В то время я занимал должность заместителя редактора. Редактор Мирое Асад вызвал меня к себе и сказал, что мы должны перевести проект Конституции на курдский язык. Я ответил ему:

          — Миро Асадович, это очень тяжелая и ответственная работа. Справимся ли мы?

          М.Асад сказал мне:

          — Это партийное поручение, и оно обязательно должно быть выполнено. Поэтому нам и дали много времени. Этот текст на курдский будешь переводить ты. Кроме тебя никто не сможет сделать эту работу. Знаю, у тебя часто устает рука, и ты устно надиктовываешь сотрудникам свой перевод. Пусть и на этот раз Гришае Маме, Приске Мгои, Темуре Халил будут в твоем распоряжении. Ты диктуй им, а они по очереди будут записывать. Мы же – я, Гасане Кашанг, Али Абдулрахман, Бабае Калаш, Титал Мурадов и другие – будем смотреть твой перевод и редактировать его. (Для этого дела нам понадобилось множество словарей: азербайджанского, таджикского, персидского, русско-курдского и других языков – примеч. автора).

          Прежде всего я внимательно прочитал текст проекта и выписал те термины, которые до этого никогда не переводились на курдский. Я перевел их и решил остальные технические вопросы.

          Мы приступили к работе. Я устно переводил, а вышеуказанные сотрудники под мою диктовку записывали и время от времени сменяли друг друга. Когда мы заканчивали одну главу, то передавали ее М.Асаду для редактирования. Во время перевода (а я использовал тексты и на русском, и на армянском) я заметил, что в армянском тексте в нескольких местах пропущены целые предложения и даже абзацы, а во многих местах перевод выполнен с ошибками. И когда я передавал редактору переведенные главы, то советовал ему ориентироваться прежде всего на русский текст, потому что текст на армянском содержал вышеуказанные недостатки.

          Как я уже упомянул, нам выделили достаточно большое количество времени для перевода на курдский язык текста проекта новой Конституции СССР. Но мы закончили эту работу раньше обозначенных сроков. Мой перевод почти не подвергся редактированию – можно сказать, что множество страниц пошли без единой поправки. Тест проекта был издан в номере газеты, которая вышла в свет в большом формате. Редактор отнес этот экземпляр секретарю ЦК по вопросам идеологии Карлену Даллакяну и рассказал ему о недостатках и пропусках в армянском тексте, которые были обнаружены во время нашей работы. Даллакян сравнил тексты на русском и на армянском и убедился, что мы правы. И вот что он сказал:

          — Впредь, когда будем получать такие большие и ответственные тексты, сначала надо отправлять их в «Рйа таза» для перевода и только потом передавать их для распространения в Арменпресс. А кто переводил текст на курдский?

          — Мой заместитель Амарике Сардар.

          — Поблагодарите его от моего имени, — сказал Даллакян. – Вы молодцы, что выполнили порученную работу раньше срока.

          После этого ЦК создал комиссию для сравнения текста проекта с его переводом на армянский язык. Те допущенные в армянском варианте ошибки были исправлены, а пропуски дополнены, и 7 октября 1977 года основной текст в нормальном виде был принят на 7-ой внеочередной сессии Верховного Совета СССР 9-го созыва.

          За перевод этого текста я 4 раза получил гонорар. В первый раз – как за текст, опубликованный в нашей газете. Во второй раз – когда он вышел в виде отдельной брошюры издательства «Айастан». В третий – когда редакция газеты выдала мне премию за досрочный и качественный перевод. И, наконец, в четвертый – когда ЦК, со своей стороны, премировал меня за эту работу. 

          В то время в публикуемых важных политических документах партии и правительства не было принято указывать имя переводчика. Вот почему в надвыпускных данных той брошюры нет моей фамилии как переводчика на курдский язык.

          Тот же опыт был мною использован и во время перевода на курдский язык Конституции Армянской ССР, которая была утверждена 14 апреля 1978 года на  7-ой внеочередной сессии Верховного Совета АрмССР 9-го созыва.

          Не могу не сказать о том, что в последнее время некоторые люди бессовестно заявляют, что Амарике Сардар полностью захватил в свои руки вопросы, связанные с переводом, не пускал остальным сотрудникам заниматься этим делом и получал большие гонорары. (Скажу также и то, что перевод текстов в газете оценивался за сущие копейки). Но правда заключалась в следующем: того и глядишь как в очередную субботу с утра пораньше мне домой звонил редактор и говорил: «Ты получил сегодняшние газеты?» Я отвечал: «Да». «Ну, тогда в такой-то газете есть такие-то тексты, переведи их и в понедельник принеси в редакцию». И я так и делал (не мог же я не выполнять поручения редактора!). Редактора устраивало, чтобы перевод был выполнен качественно и в срок. Он хорошо знал свои кадры и кто на что был способен. И поскольку он руководствовался интересами прежде всего работы, он поручал это дело мне. Может, некоторые сейчас подумают, что я хвастаюсь, но все было именно так, как я рассказываю, и в то время об этом знали все. К сожалению, многих очевидцев тех событий сейчас уже нет в живых, чтобы они могли подтвердить мои слова. Но, несмотря на это, я считаю своим долгом сказать правду – написать об этих событиях во всех подробностях.

* * *

           И теперь, может, некоторые скажут: а кому был нужен перевод политической литературы и была ли от этого дела польза? Но события необходимо оценивать в контексте того времени, в котором они происходили. Мы как работники идеологического фронта были обязаны защищать и продвигать линию партии. И второе – что было плохого в том, что такой важный текст, как Основной закон страны, был переведен на курдский язык? Это дело научило нас многому – подходить со всей ответственностью и серьезностью к переводимым текстам, ведь каждое слово Конституции – это закон, и оно должно восприниматься однозначно и без каких-либо разночтений. Но, к сожалению, этот наш опыт не был оценен и учтен некоторыми зарубежными курдскими политическими партиями. Но что бы то ни было, перевод на курдский язык Конституции СССР, такое нелегкое, но выполненное со всей ответственностью дело, для нашего народа на территории бывшего Союза – событие действительно историческое.

 

Январь, 2015 г.

  

Перевод с курдского

Нуре САРДАРЯН (Нура Амарик).

Специально для газеты «Свободный Курдистан»

Газета «Свободный Курдистан» № 1 (139) 2015 г.

 

Читайте также в этом разделе воспоминаний:

 

В ОТВЕТ НА 3 ГРЯЗНЫЕ КЛЯУЗЫ

 

 

В ОТВЕТ НА 3 ГРЯЗНЫЕ КЛЯУЗЫ

          

          

                  В моей жизни грязной клеветы в мой адрес было очень много, но я часто не отвечал на нее, считая это ниже своего достоинства. Но 3 отвратительные кляузы, которые в последнее время слали и продолжают посылать в мой адрес, я не хочу оставлять без ответа, потому что они стали переходить все границы. Теперь немного подробнее об этом.

          

* * *

          

                 Когда в 1991 году редакция газеты «Рйа таза» осталась без редактора, я, как заместитель редактора, руководил нашим коллективом. Сотрудники неоднократно говорили мне, почему, мол, я не перебираюсь в кабинет редактора, а продолжаю сидеть в кабинете заместителя, на что я отвечал, что я не редактор, приказа о моем назначении на эту должность нет и я не хочу давать повод для ненужных и лишних разговоров. Наши сотрудники решили провести собрание коллектива и выдвинуть перед ЦК Компартии Армении вопрос о том, чтобы Центральный Комитет назначил меня редактором. Коллектив провел свое собрание и вынес решение обратиться в эту структуру и попросить учесть мнение коллектива и назначить меня главным редактором газеты.

          А в последнее время некоторые наши сотрудники, которые в то время работали в газете, утверждают, что именно они назначили меня редактором. Они лгут – или по незнанию, или намеренно. Потому что всем известно, что в республиках бывшего Союза без ЦК не назначался ни один руководитель какой-либо подведомственной структуры, даже если имелось пожелание коллектива. И в моем вопросе было так: именно ЦК должен был назначить меня главным редактором, и учет мнения коллектива был для этого всего лишь формальным основанием. Вот копия того самого приказа ЦК Компартии Армении, на основании которого я был назначен главным редактором, и его перевод с армянского:

013-1-1          

          

«ПРИКАЗ

секретариата ЦК Компартии Армении

от 15 июля 1991 года. Протокол № 16, к.16

 

В отношении тов.А.Д.Сардаряна

          

                  Принять предложение собрания коллектива газеты «Рйа таза» и назначить Амарика Даврешовича Сардаряна редактором газеты «Рйа таза».

          

                  Секретарь ЦК Компартии Армении

                                                                                              А.Саргсян

          

                   Направлено: в издательство ЦК Компартии Армении, в отдел учета.

          

                          «Верно»

                         Директор общего отдела ЦК Компартии Армении

                                                                                                             К.Геворгян.

          

         А вот и текст приказа на русском языке:

0012-1

          

            Вот и вся правда, а не то, что сейчас утверждают некоторые бывшие сотрудники газеты.

          

* * *

          

         В ноябре 2000 года представитель Регионального правительства Курдистана в Москве и странах СНГ Хошави Бабакр позвонил мне и сказал, что Региональное правительство выделило редакции газеты в качестве материальной помощи 5 тысяч долларов США, и назвал мне номер банковского счета, по которому мы можем получить эту сумму. Он также добавил, что из тех 5 тысяч долларов уважаемый Нечирван Барзани послал лично мне 1 тысячу долларов для лечения моего зрения. (В то время мое зрение стало ухудшаться). Я ответил, что наши сотрудники могут подумать, что нарочно говорю, будто эту одну тысячу послали лично мне, на что Хошави Бабакр ответил, что сегодня же отправит в адрес редакции телеграмму, где будет сказано о том, что одна тысяча из тех 5 тысяч долларов предназначена лично мне на лечение зрения.

         А вот и эта телеграмма:

6 001-1                Вот она – вся правда, а не та грязная клевета, будто я присвоил тысячу долларов редакции. Я знал натуру наших сотрудников, которые спокойно могли оклеветать меня, и поэтому сохранил эту телеграмму. Глядя на эти документы, можно представить себе, чего стоят все их слова…

          

* * *

          

         В августе 2006 года я и моя Нуре направились в редакцию, чтобы я дал приказ о своем выходе с работы. Я оформил этот приказ, и рукой моей дочери была сделана соответствующая запись в книге приказов. При этом  кроме нас присутствовали также Гришае Маме и Мразе Джамал. Я спросил их:

         — Вы знаете, сколько денег редакции наличными сейчас у меня?

         Гриша ответил:

         — Да, знаем. 100 долларов.

         Я сказал:

         — Верно, — и я достал и показал им те 100 долларов и сказал, что,  согласно уставу товарищества редакции, 34 процента имущества редакции полагаются мне (как руководителю этого товарищества, а Гришае Маме и Рзгане Джанго как членам этого товарищества – каждому по 33 процента). Таким образом, я забираю себе 34 доллара, а 66 долларов Гриши и Рзгана передаю Грише (Рзган в то время отсутствовал и не был в городе).

         Я так и сделал.

         Свидетелями этого являются моя дочь Нуре и Мразе Джамал. И теперь некоторые говорят, что я те жалкие 100 долларов забрал и никому не отдал ни копейки. Но есть свидетели, которые могут подтвердить, как было на самом деле. Может, Гриша те деньги (66 долларов) полностью взял себе и не отдал Рзгану его часть? Если так и было, то в этом нет никакой моей вины.

Январь, 2015 г.

 

Читайте также в этом разделе воспоминаний:

 

 

 

СКУПОЙ

 

 

СКУПОЙ

  

 

01         Двое наших односельчан – один взрослый, другой молодой – пешком возвращаются из Гюмри. Дело было летом, путь был неблизкий, и оба проголодались. Когда подходят к деревне Пошт, взрослый говорит молодому:

         — Здесь живет один мой знакомый. Давай сперва зайдем к нему, перекусим, а потом пойдем дальше.

         Так и делают: заходят в деревню и подходят к дому того человека.

         Был полдень – время дневной дойки овец. Около ста голов заполнили большой двор, и несколько женщин были заняты этим делом: доили овец, а потом пускали к ним ягнят.

         Путники заходят, здороваются с хозяином дома и вместе с ним проходят внутрь. Усаживаются, расспрашивают друг друга, как дела, здоровье, и начинают беседовать. Потом хозяин дома встает, просит у гостей разрешения ненадолго отлучиться и выходит.

         Через некоторое время он возвращается, а вслед за ним в комнату заходит молодая женщина, которая приносит много хлеба, большую деревянную миску, полную простокваши, все это ставит на стол и уходит. Гости смотрят на простоквашу, а та кипит, пузырится… Прокисла, одним словом, простокваша.

         Хозяин дома обращается к прибывшим:

         — Пожалуйста, угощайтесь, не стесняйтесь.

         Эти двое переглядываются меж собой, и тот, кто постарше, говорит молодому:

         — Давай, кроши туда хлеб.

         И оба начинают крошить в миску с простоквашей столько хлеба, что похлебка поднимается до самых краев. Тот взрослый втыкает в донельзя загустевшую массу свою ложку, которая так и остается в ней стоять торчком, потом поворачивается к молодому и говорит:

         — Вставай, мы уходим.02

         Хозяин дома удивляется:

         — Как это «уходим»? Вы же ничего не поели!

         — Да пошлет Бог процветание твоему дому, — с иронией отвечает тот, — пусть летом никогда не переводится в нем прокисшая простокваша! Этим летом, в эту жару ты берешь и ставишь перед нами кипящую простоквашу, да еще и говоришь «ешьте»? Ведь у тебя дом полная чаша, дорогой! Тебе что, жалко было угостить нас хотя бы яичницей? И не говори, что яиц дома нет: мы ведь видели, сколько у тебя вокруг дома и петухов, и кур!

         — А если вы не собирались ничего есть, тогда зачем накрошили туда столько хлеба? – с горечью говорит хозяин дома.

         — Я нарочно так сделал. Я хотел хоть немного нанести тебе убыток, чтобы ты впредь никогда не ставил летом перед своими гостями прокисшую простоквашу, — отвечает тот взрослый и, обращаясь к своему молодому попутчику, говорит: — Вставай, пока не поздно, уйдем из этого дома.

         И оба, даже не попрощавшись с хозяином дома, встают и уходят.

Художник Арыф Савынч.

ОБРАЩЕНИЕ К ЧИТАТЕЛЯМ («Мы пошли на мельницу», 2014)

 

 

НАШИ ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ!

 

 

         Сегодня, когда многие из вас, к большому сожалению, затрудняются читать и писать на своем родном языке, говорить и объясняться на нем, мы хотели бы вам помочь. Книга, которую вы держите в руках, состоит из двух частей: в первой – рассказы моего отца, писателя и журналиста Амарике Сардара, на курдском языке, а во второй – мой перевод каждого из этих рассказов на русский язык.

         Почему данный сборник составлен именно таким образом? Потому что нам хотелось бы помочь нашим маленьким и не только маленьким читателям облегчить чтение и понимание рассказов, которые написаны на нашем родном языке. Я могу посоветовать тем, кто испытывает большие затруднения при чтении текстов на курдском, сначала прочитать какой-нибудь рассказ на русском и только потом приняться за его чтение на курдском языке. Уверена, что так воспринимать написанное будет гораздо легче и интереснее.  

         И еще один совет: при чтении на курдском постарайтесь читать вслух. Это очень может помочь вам развить свою родную речь, сделать ее более беглой и красивой. Уверяю вас – так вы очень скоро научитесь легко произносить на первый взгляд, казалось бы, трудные слова и выражения и сможете легко и непринужденно не только читать на курдском, но и писать, а также общаться на нем. Ведь язык нашего писателя очень ясен и прост, его звучание знакомо вам с детства, и он точно такой же, на котором разговаривали и разговаривают ваши мамы, папы, дедушки, бабушки, тети, дяди и другие родственники.

         Надеемся, что вам так же будет интересно, как и тем ребятам, которых вы видите на рисунке. Посмотрите, как внимательно и позабыв обо всем они слушают дедушку, который читает им вслух.

         Желаем вам приятного чтения!

 

Нуре САРДАРЯН (Нура Амарик).

resh-spi-1

Рисунок художника Ребуар Руанин

 

УНИКАЛЬНЫЙ ЭКЗЕМПЛЯР ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ОТ АМАРИКЕ САРДАРА

 

УНИКАЛЬНЫЙ ЭКЗЕМПЛЯР

ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ОТ АМАРИКЕ САРДАРА

 

 

Мы пошли на мельницу-3         В 2014 году в Ереване вышел в свет новый, 12-й по счету сборник АМАРИКЕ САРДАРА под названием «Мы пошли на мельницу». Это интересный и ценный экземпляр детской литературы, и его оригинальность заключается в том, что входящие в него художественные произведения опубликованы на 2-х языках: курдском и русском. Данный сборник предназначен для внеклассного чтения и является своего рода пособием для курдских учащихся средних школ, а также для тех, кто изучает курдский язык. Кроме того, эта книга может помочь освоению учащимися не только своего родного языка, но и русского.

         В сборник «Мы пошли на мельницу» включены 10 рассказов писателя, написанных на курдском языке, и их переводы на русский язык. Некоторые из рассказов уже знакомы читателям Амарике Сардара, но есть и те, которые публикуются впервые. Сборник состоит из двух частей: первая содержит произведения на курдском языке, а вторая – их переводы на русский. Для помощи читателям использован следующий прием: название каждого рассказа дается на двух языках, и по тому же принципу построено содержание, по которому можно легко найти нужную страницу с тем или иным рассказом.

         Еще одним несомненным плюсом данной книги является ее замечательное иллюстрирование, которое делает процесс чтенияна мельницу-оборот-2 еще более увлекательным. Принцип наглядности подкреплен убедительностью изображенных образов, выполненных в истинно курдской манере. Так, глядя на персонажи, ни у кого не может возникнуть и тени сомнения в том, что на рисунках изображены именно курды и сцены из курдского быта. Художником является АРЫФ САВЫНЧ (Arif Sevinç), проживающий в Северном Курдистане, который любезно согласился бесплатно подготовить иллюстрации.

         Сборник предваряет небольшое предисловие (оно на двух языках представлено соответственно в курдской и русской частях). В этом обращении к читателям, написанном в простой и доступной манере, даны некоторые конкретные советы по прочтению предлагаемого материала. Автором предисловия, а также переводчиком и составителем сборника является дочь А.Сардара Нуре САРДАРЯН (Нура Амарик). Редактором и корректором является Заре САРДАРЯН (Зара Амарик).

         Книга «Мы пошли на мельницу» издана на собственные средства Амарике Сардара и Нуре Сардарян и предназначена в качестве бесплатного распространения в курдских школах и других структурах, где изучается курдский язык. Это подарок от автора своим читателям на курдском и русском языках и его посильный вклад в дело развития образования на родном языке.

         В сборнике 160 страниц. Выпущен в свет издательством «ВМВ-Принт».

 

* * *

 

         Вскоре после того, как на руки был получен весь тираж, автор, несмотря на свой преклонный возраст (79 лет), вместе с переводчиком данного сборника побывал в 11 курдских селах Арагацотнской области Армении. Там он посетил местные школы и вручил директорам свою новую книгу. Этот подарок был воспринят учителями и учащимися очень тепло, с  воодушевлением и большой благодарностью. Кроме того, по 10 экземпляров книги авиапочтой было послано в Москву и Тбилиси для бесплатного распространения среди курдов, а 25 экземпляров было послано в Курдский институт в Брюсселе для различных курдских очагов культуры в Европе. 

 

Нуре САРДАРЯН (Нура Амарик),

переводчик с курдского,

член Союза писателей Армении.

06

Во дворе средней школы
в селе Рйа Таза

22

Встреча с директором и учителями
средней школы (Рйа Таза)

05

В школе родного села Сипан.

 

 

 

 

 

 

 

01-2

В школе села Авшен

01

В школе села Джамушван

05

В школе села Алагяз

 

 

 

 

 

 

 

 

НЕСКОЛЬКО СТРАНИЦ ИЗ КНИГИ:

13-2

Страница 13,
рассказ «Скупой»

14-1

Страница 14,
рассказ «Скупой»

89-2

Страница 89,
рассказ «Надежда»

126-1

Страница 126,
рассказ «Привидения»

127-1

Страница 127,
рассказ «Привидения»

ВИНОВАТЫ ЛИ МЫ?

 

 

ВИНОВАТЫ ЛИ МЫ?

 виноваты ли мы

         

                 Когда я опубликовал свое «Открытое письмо моему мусульманскому другу» на моем сайте и в Фейсбуке, оно повлекло за собой неоднозначную реакцию. Некоторые люди в очередной раз начали обвинять нас, езидских представителей интеллигенции, в предательстве нации. Это, конечно, не является для нас чем-то новым, но личности, обрушившиеся на нашу интеллигенцию с обвинениями, в нашем обществе люди новые. Они выступают со страниц езидских сайтов и соцсетей типа Фейсбук не под своими настоящими именами и фамилиями, а под вымышленными. В их профилях зачастую бывают скрыты любого рода данные об их личности, отсутствуют их фотографии, не указаны места рождения и жительства. Но мне знаком этот тип людей. Как правило, это те, которые на платной основе поступили и закончили институты и университеты, знают русский язык, пишут относительно грамотно и связно и называют себя журналистами, специалистами в области международных отношений и знатоками в национальном вопросе и др. Однако на самом деле их мышление ничем не отличается от мышления людей неграмотных или полуграмотных. Они не хотят видеть разницу между вероисповеданием и национальностью.  Но все «несчастье» нашей интеллигенции заключается в том, что она знает, что такое вера и что такое нация. Новые выдвиженцы обвиняют интеллигенцию в том, почему они не пишут и не говорят, что «езиды – это отдельная нация, они не имеют ничего общего с курдами, у них отдельный язык, который называется «ездки». Кроме того, подобная категория людей говорит и говорила раньше, что езиды более близки армянам, ассирийцам, арабам, нежели курдам, а один из «старейшин» езидов вообще договорился до утверждений о том, что «мы – белые арабы». Одним словом, они обвиняют езидскую интеллигенцию в том, что она не идет на поводу у неграмотных и незнающих и не считает езидов отдельной нацией, и по сути вменяют ей в вину то, что в вопросе национальной принадлежности она руководствуется научными принципами. И если интеллигенция согласится с тем подходом, который столь активно и агрессивно навязывается с их стороны, то это грозит немалыми бедами: полной изоляцией езидов, отрывом от их коренной национальности, неминуемой ассимиляцией и фактическим исчезновением как индивидуального сообщества. Но, слава Богу, наша интеллигенция не разделяет такой подход и делает все, что в ее силах для сохранения национального единства и защиты езидской религии.

                 Некоторые люди, о которых я хотел бы немного поговорить, причину всех несчастий езидов видят в езидской интеллигенции. Конечно, времена сейчас другие – каждый может иметь свое собственное мнение по любому вопросу. Но есть границы, которые нельзя нарушать, и недопустимо, чтобы дело доходило до оскорблений и клеветы. Весьма печально, но что мы имеем на настоящий момент? Мы видим, как некоторые люди, относительно грамотные (причем, получившие образование на русском), играют с авторитетом той армии курдской интеллигенции, которая завоевала в мире высокую известность и признание. Настоящим фарсом выглядят обвинения в адрес езидской интеллигенции в том, что «она не оставила народу ни центров, ни школ – абсолютно ничего, кроме многочисленных проблем, искусственно созданных ее представителями»! Интересно, это когда существовали езидские школы, которые закрыла интеллигенция? Наши «новые деятели-патриоты» забывают, что в бывшем Советском Союзе школы были государственными, и никакие отдельные лица не могли ни открывать, ни закрывать их! Они также «забывают», что именно благодаря усилиям нашей интеллигенции так хорошо сохранился наш язык и получили такое бурное развитие наша литература и культура. Человек должен быть благодарным. Если не можешь оценить проделанную работу, хотя бы не принижай и не говори лишнего! Та интеллигенция заложила основы нашей новой литературы, которая является новым и заметным этапом в истории курдской литературы в целом. Именно эта интеллигенция заложила также основы театра, прессы и радио советских курдов, именно она готовила кадры и сделала так, что Армения в то время превратилась в центр курдской культуры, литературы и науки. Наша интеллигенция, в отличие от тех неблагодарных, в своих домах, в своих семьях говорила и говорит по-курдски, называла и называет своих детей курдскими именами, свадьбы и другие праздники проводила и проводит в национальном духе, на них слышалась и слишится народная музыка, а похороны проходили и проходят с соблюдением всех присущих нашей религии обрядов и традиций, включая участие шейхов, пиров… Одним словом, та самая интеллигенция строила свою жизнь по тем канонам, которые соответствовали нашим национальным особенностям.

                 А что мы наблюдаем сейчас? Часть езидов Армении, Грузии и России поменяла свою веру и обратилась в христианство. В Армении им говорят «аватацял», т.е. «верующие». Получается так, что мы не верующие, а верующие только они! Эти люди оставили в стороне все наши обычаи и соблюдают только христианские традиции. Между прочим, в домах представителей нашей интеллигенции можно увидеть изображения Малаке Тауса, Лалыша Нурани, Хатуна Фархан, но в домах «аватацялов» увидишь только иконы, изображения Христоса, Св.Марии и ангелов. Мало того, они еще и кресты носят на шее, и активно участвуют в христианских праздниках, ходят в церкви… К слову сказать: у меня есть один друг-мусульманин, который живет в Казахстане, и он рассказал мне, что над своим изголовьем повесил изображение Малаке Тауса и Лалыша Нурани, потому что, как он выразился, «именно это символы нашей настоящей национальной религии».

                 Просто поразительно и не укладывается в голове, как до сих пор никто, и прежде всего из нашего духовного сословия – хотя бы один шейх или пир – никто не сказал этим «аватацялам» ни одного худого слова и не упрекнул их в том, что именно защищая свою езидскую веру, наши предки бежали из Шангала и оказались на территориях, входящих в Российскую Империю.  Но сегодня, когда на дворе уже 21 век и в республиках бывшего Советского Союза никто не оказывает на тебя давление в вопросах вероисповедания, часть езидов добровольно поменяла свою веру и превратилась во врагов езидской интеллигенции. И самое интересное заключается в том, что вдобавок ко всему они продолжают говорить про себя «мы езиды». Одна из наших девушек написала об этом статью – «Без езидской веры нет езидов!» и опубликовала ее на одном из наших сайтов. Вы бы только видели, какой шум и гам подняли в ответ наши «аватацялы»!.. Впрочем, пусть это останется на их совести.

        «Аватацялы» обвиняют езидскую интеллигенцию в том, что в свое время она якобы устроила гонения на езидскую религию и душила все, что было так или иначе с ней связано. Но они забывают, что в СССР главенствующей идеологией был атеизм. Я около 50 лет проработал в газете «Рйа таза» и хорошо знаю, что и как было. В 2-3 месяца раз ЦК Компартии Армении требовал от редакции отчета, что конкретно мы опубликовали за этот период по вопросам атеизма. Я отлично помню, что за все эти годы нами были написаны только 2 статьи о двух конкретных людях: первая была об одном непорядочном и заслуживающем порицания шейхе («Мой мрид, но не тот, кто готов за меня умереть» – “Mirîdê min, lê ne mirîê min”), а вторая – о гадалке («Лживая гадалка» – “Koç’eka derewîn”). В то время было такое агентство – Пресс-бюро. Иногда оно публиковало статьи на тему атеизма. Мы переводили эти статьи на курдский (которые, кстати, ничего общего не имели с нашей религией) и печатали их в газете, отчитываясь, таким образом, перед ЦК. И за столько лет я не припомню ни одного случая, чтобы мы выпустили какие-нибудь негативные материалы, касающиеся нашей религии. 

        Один человек, отвечая на мое вышеупомянутое «Открытое письмо моему мусульманскому другу», нагло спросил меня: где я был 10 лет назад, когда в Ираке устраивались гонения на езидских активистов, и почему тогда я молчал. Насколько мне известно, ни 10, ни 20 лет назад в Иракском Курдистане никто не притеснял езидских активистов (и вообще – разве таковые существовали, чтобы их еще и притеснять?). И потом – тот, кто обратился ко мне с этим вопросом, годится мне во внуки, но тем не менее осмеливается говорить со мной таким оскорбительным тоном. Откуда этому несчастному знать, какую я проделал работу за 50 лет своей писательской, журналистской и общественной деятельности? Мне захотелось узнать, кто это, однако в его профиле в соцсетях не было ни его фотографии, ни самых простых и элементарных общих сведений. Потом я узнал, что этот человек выступает под 3-4 разными именами, но совершенно очевидно, что ни одно из них не является настоящим. Почему он так шарахается от своего имени и прячет свое лицо? Я уверен на все сто процентов, что он из той же самой категории, и от написанного им несет вонью из хлева Азизе Амара. Он бесстыже и нагло говорит мне, что я стал марионеткой курдов-мусульман. Я буду очень счастлив быть марионеткой в руках представителей своей национальности, нежели, подобно им, стать марионеткой для всяких там Казаросов, Карапетов, Оганесов, Иванов, Василиев, Кириллов, Шалико, Валико, Датико и других. И в самом дурном сне мне не могло бы присниться, чтобы кто-нибудь из четырех моих внуков (Зозан, Шерзад, Лейла, Мидия) могли бы позволить себе так нагло разговаривать (будь то в устной или письменной форме) с людьми моего возраста! Эта внутренняя культура (а в данном случае – ее отсутствие) идет из родословной и обусловлена домашним воспитанием и окружением.

        К сожалению, речь идет не только о моей персоне. Эти новоявленные «товарищи» оскорбительно и нагло пишут также про других представителей нашего народа – людей известных и авторитетных. Например, про Зелимхана Муцоева. Мы горды тем, что такой человек, как он, является депутатом Госдумы России и одним из богатейших людей этой страны. Когда в последнее время с езидами Шангала случилась такая беда, он и его брат Амирхан оказали шангалцам помощь в более чем один миллион долларов. Кроме того, благодаря его посредничеству правительство России также оказало помощь людям Шангала. Другой видный представитель нашей интеллигенции – Князь Мирзоев – также в очередной раз стал мишенью, на этот раз для какой-то полуграмотной девицы (прошу прощения, но другого, более подходящего слова я не нашел). И этот тот Князь Мирзоев, который получил золотую медаль из рук известного в мире политического лидера и президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, академик, доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой государственного Алматинского университета, руководитель курдской общины Казахстана. А такой как Юрий Набиев, который ведет активную общественно-политическую работу, доводит до сведения огромной аудитории интернет-пользователей ситуацию в национально-освободительной борьбе курдов, свежие новости и интересные факты о жизни курдов во всем мире, — он тоже довольно часто становится бельмом на глазу у той категории лиц, о которых я сейчас пишу.

        Как я уже сказал, часть езидов, особенно в Армении, уже не придерживается национальных традиций. Они не  называют своих детей нашими именами. Их излюбленные имена – это Погос, Петрос, Армен, Армине, Нарине, Екатерина (но не Вторая!), Наташа (интересно, они знают, как на курортах Турции воспринимается это имя?)… А имена детей нашей езидской интеллигенции в основном такие: Заре, Зине, Нуре, Мидия, Зоро, Титал, Каре, Джемал, Мраз и др. Чувствуете разницу между интеллигенцией и «аватацялами»? На свадьбах многих езидов Армении и Грузии, которые перебрались в Россию и теперь живут, например, в Москве, в основном звучит армянская, грузинская и русская музыка. Они, «аватацялы», у себя дома разговаривают только по-армянски, по-грузински и по-русски, как будто курманджи является их самым заклятым врагом.

        К сожалению, половина езидов, как в Армении, Грузии и России, так и в Иракском Курдистане говорят «мы не курды». Некоторые езиды Шангала говорили «мы арабы». Ну и что с ними вытворили их дорогие и близкие сердцу отцы и братья арабы? Кто пришел к ним на помощь, кто поднялся на борьбу с этими фашистами, кто пролил кровь, кто открыл коридор и спас часть езидов от неминуемой гибели? Не курды ли мусульмане? Почему они не хотят это видеть? Они способны только на то, чтобы под микроскопом искать мелкие просчеты и недостатки, находить их и раздувать до неимоверных размеров. И кто сейчас оказывает помощь езидским беженцам как в Ираке, так и в Турции и Сирии? Я уже не говорю о той помощи, которая поступает из Европы, Иранского Курдистана, стран бывшего Союза – ведь ее оказывают не только курды-езиды, но и курды-мусульмане! Кто не хочет это видеть и признавать, либо слепы, либо заклятые враги.

        В том «Открытом письме» я написал, что все мировые информационные агентства, телевидение, радио, газеты, журналы – все как один пишут о езидах Шангала «курды-езиды». Один же из «аватацялов» возразил мне и сказал: «Только российские и курдские источники используют этот термин, но все остальные говорят «езиды». Я не знаю, насколько этот молодой человек в курсе, как именно используют этот термин Юнайтид Пресс, Ассошиэйтед Пресс, Рейтер, Франс-Пресс и другие. Но как мне кажется, у него нет столь обширных познаний, чтобы быть в курсе всего того, как пишет и какие термины использует мировая пресса. (Кстати, я не счел нужным ему ответить, потому что он того недостоин: человек, который годится мне во внуки, не должен позволять себе наглый и вызывающий тон в мой адрес).

        И под конец я хотел бы привести один пример. Я помню, как несколько лет назад был в городе Октемберяне. В центре города собралась целая толпа. Оказалось, что между двумя людьми вспыхнул конфликт: один был высоченный и здоровый детина, а другой – коротышка. Мне сказали, что тот высокий – это езид, а небольшого роста – армянин. Я видел, как коротышка, подпрыгивая, наносил езиду удар за ударом, а тот стоял как вкопанный, не смея даже поднять руку и врезать обидчику как следует. Одним словом, вмешались люди и оттащили от него армянина. И тут езид, качая головой, сказал следующее: «Эх, будь ты езидом, я бы знал, как с тобой расправиться…» Так вот, хочу сказать, что мы только в отношении друг друга такие смелые и отважные. И именно таким образом обстоит дело у нас с этими «аватацялами» и подобными им: со своей интеллигенцией они не считаются, мало того – не упускают случая, чтобы попытаться унизить ее, и охотно распространяют о ней всякие гадости и небылицы. Хочется также отметить, что курды-мусульмане гораздо больше уважают езидскую интеллигенцию, чем сами езиды. И если народ не желает идти за своей интеллигенцией, то вполне естественно, что его постигнет сегодняшняя участь и участь Шангала. И я не знаю, каким может быть будущее у такого народа.

         

Амарике Сардар.

Ереван,

11.10.2014.

Перевод с курдского

Нуре Сардарян (Нура Амарик).

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО МОЕМУ МУСУЛЬМАНСКОМУ ДРУГУ

 

 

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

МОЕМУ МУСУЛЬМАНСКОМУ ДРУГУ

курд и езид 

 

          Дорогой друг!

        Я не пишу конкретно твое имя, потому что, слава Богу, сейчас среди нашего народа есть много подобных тебе людей с высоким национальным самосознанием и пониманием. Я знаю, что тебе тоже, как и мне, не дают покоя беды и проблемы нашего народа. Поэтому я решил, используя в качестве адресата абстрактное имя, обратиться к тебе с этим открытым письмом и надеюсь, ты поймешь меня правильно и узнаешь, что именно не дает мне покоя. А не дает покоя моей душе многое! Но на этот раз я напишу только о некоторых вопросах.

        Как ты знаешь, я по вере езид, а по национальности курд. Ты же по вере мусульманин, а по национальности курд. То есть мы оба – дети одного народа, и разница между нами только в вероисповедании. У нас общие беды и горести, и сегодня я расскажу тебе, в каком душевном состоянии сейчас нахожусь.

        К счастью, на сегодняшний день людей среди нас с высоким национальным пониманием и самосознанием – миллионы. Одним из доказательств тому – трагедия Шангала. Как курды-езиды, так и курды-мусульмане и последователи других религиозных конфессий считают эту трагедию своей личной трагедией. Об этом свидетельствуют передачи по радио, телевидению, статьи в газетах и журналах. Когда ты слушаешь, что именно говорят о трагедии Шангала курды-мусульмане, сколько в их речах скорби и переживаний, от слез сжимает горло и становится трудно дышать. Тебе кажется, что те, кто говорят, те, кто выступают, сами являются непосредственными участниками этой трагедии и считают ее лично своей. Это показатель нашего возросшего национального понимания, и данный высокий показатель не наблюдался, пожалуй, за всю нашу историю. Это также свидетельствует о том, что день освобождения нашего народа недалек, и залогом тому является наше единство.

        Трагедия Шангала стала трагедией всего нашего народа. И где бы ни жил наш народ – на Севере, Юге, Западе, Востоке, Европе, бывшем Союзе, Америке – он отовсюду протянул Шангалу руку помощи. Невозможно без эмоций и глубоких переживаний читать о том, как Западный Курдистан (Рожава), на протяжении долгого времени сам находящийся под ударом исламистов и в условиях блокады, посылает Шангалу помощь. Небольшая Армения в силу своих возможностей также послала помощь езидам Шангала, а Грузия приняла группу беженцев. Когда я услышал по радио рассказ одного курда-мусульманина, жителя Сулеймании, о том, как он, узнав об этой трагедии, все оставил и отправился на помощь езидам Шангала, я убедился в том, что этот народ так просто, быстро и легко не стереть с лица земли.

        Все мировые информационные агентства, телевидение, радио, интернет-порталы, газеты и журналы – все как один говорят «курды-езиды». И только несколько наших твердолобых отвергают этот термин и твердят, что езиды – это отдельный народ, играя на этом и делая себе пустую рекламу.

        Как ты знаешь, езидское общество представляет собой довольно закрытую, замкнутую группу. Даже до сегодняшнего дня среди езидов Южного Курдистана нет никакой общественной или политической организации. Как говорится, это общество было неорганизованным. И враги это использовали. Они не допускали, чтобы езидское общество развивалось и  имело бы в своих рядах образованных и знающих сыновей и дочерей. Подобным Саддаму Хусейну и другим было выгодно, чтобы езидское общество было именно таким. Но обязанностью партий и организаций Южного Курдистана, который, слава Богу, так близок сегодня к государственности, является уделение внимания езидскому обществу и создание условий для его развития и процветания. В последнее время слышатся голоса о том, что если Южный Курдистан получит независимость, тогда езидам необходимо будет предоставить автономию. Я полностью с этим согласен. Это необходимо! В этом вопросе нам может помочь опыт бывшего Советского Союза. Например, в Грузии есть Аджарская автономия (столица Батуми). По национальности аджарцы грузины, но по вероисповеданию – не христиане, а мусульмане. И у нас может быть так – езидская автономия должна быть в составе Южного Курдистана. Но для этого прежде всего необходимо создать условия, подготовить кадры и провести большую подготовительную работу. И это может стать залогом защиты уникальной, древней езидской религии, древнейшей национальной религии курдов. Наверное, неслучайно боевики «Исламского государства» прежде всего захватили Шангал, потому что знали, что именно там находятся основные и истинные корни курдскости. Исламисты с самого начала стремились подрубить эти корни, но, слава Богу, партии, организации и наш народ быстро это осознали и стали противостоять этому подлому намерению.

        Но есть другие вопросы, которые внушают беспокойство. Партии, наши организации пришли езидам на помощь и открыли коридор, чтобы люди могли спастись от зверств исламистов и перейти на территорию Западного, Северного и Южного Курдистана. Это, конечно, достойно похвалы. Но ты не можешь не переживать, видя, как некоторые партии и организации стремятся присвоить дело защиты езидов исключительно себе. Правда, в этом вопросе нет равенства: одна из партий сделала больше, другие – меньше, но это не дает права играть на этом и собирать себе политические дивиденды. На что это похоже, когда в последнее время между некоторыми нашими партиями и организациями развернулась настоящая информационная война по вопросу, чей флаг должен стать символом борьбы за Шангал? Насколько я в курсе, этот спор между нашими партиями привел к тому, что коридор, который был открыт из Шангала, временно был закрыт. Мне кажется, ничей флаг не должен стать упомянутым символом, кроме флага Мехабадской Республики, олицетворяющего создание первого курдского государства.

        Известно, целью борьбы политических партий является приход к власти. И это происходит там, где есть независимость и состоявшееся национальное государство. Но в стране, подобно нашей, которая несвободна и находится под властью оккупантов, обязанностью наших политических партий является консолидация сил во имя освобождения от векового притеснения наших людей, нашей страны. Но мы забыли об этом, и теперь наши партии ведут между собой такую войну, словно являются друг другу заклятыми врагами. Благодаря Демократической партии Курдистана и ее бессмертному лидеру Мустафе Барзани в Южном Курдистане, можно сказать, уже есть курдское государство. Благодаря Рабочей партии Курдистана миллионы курдов в Северном Курдистане словно проснулись от тяжелого сна и осознали себя как нацию, и теперь все – от мала до велика – поднялись на борьбу за свои национальные права. И мне бы не хотелось, чтобы между этими большими нашими политическими партиями был бы раздор и царило негативное отношение друг к другу. Если эти обе партии объединятся, они смогут решить много наших национальных проблем. Одной их таких возможностей является проведение национальной конференции, которую мы ждем с таким нетерпением.

        Я бы очень не хотел, чтобы между этими партиями царили прохладные отношения, что врагам весьма на руку. Но, к сожалению, очень часто происходящее выходит за все рамки здравого смысла. Того и глядишь, как какая-нибудь доярка или пастух, или, как говорил Джагархун, пролетарий, по телевидению или радио бесстыдно начинает оскорблять партию или ее лидера. Ни тем, кто произносят такие речи, ни тем, кто готовят эфир к передаче, даже в голову не приходит то, что имеется громадная разница в социальном и интеллектуальном уровне между теми, кто критикует, и теми, кто является объектом критики. Я хорошо помню, что так было и в бывшем Советском Союзе. Когда академик Андрей Сахаров стал выступать против тогдашней политики СССР, доярки и пастухи через телевизионный эфир обращались к нему и говорили: «Ты зря ешь наш хлеб». И это говорилось тому человеку, который дал Советскому Союзу самое грозное в мире оружие – водородную бомбу…

        Как упоминалось выше, когда Южный Курдистан получит независимость, езидам необходимо предоставить автономию. Езидское общество за всю его историю было самым притесняемым сообществом, и это унизительное состояние продолжается и в наши дни. В Курдистане ни один езид не может открыть даже свою чайхану, потому что она не сможет работать – ни один мусульманин не пойдет в эту чайхану. А все потому, что мусульмане не едят ничего, приготовленное руками езидов. Они готовы есть все, что приготовили представители других народов, но только не то, что приготовлено руками езидов. В Курдистане больше всего безработицы среди езидов, чем среди курдов-мусульман, потому что владельцы предприятий гораздо охотнее берут на работу курдов-мусульман, чем езидов. Власти также не уделяют необходимого внимания ни материальному положению езидов, ни вопросам их культуры. И не случайно, что образованных людей среди езидов Юга (и не только Юга) очень и очень мало. Я уже не говорю о школах, колледжах и университетах. Очень часто на Юге и Севере с езидами не то что не считаются – их зачастую вообще не считают людьми. Конечно, никто этого не хочет, но такое положение может привести к трагедии, подобной Шангалу. Но когда речь заходит о литературе, культуре и науке курдов бывшего Союза (в Армении, Грузии), курды Севера и Юга прежде всего приводят имена езидов – поэтов, писателей и ученых и гордятся ими.

        Радикальные мусульмане также считают езидов неверными – «кафырами». Как известно, тем народам говорят «кафыр», которые по вере не являются мусульманами. Езиды тоже не мусульмане. Одна из догм радикального ислама же гласит: кто побольше убьет кафыров, тот быстрее попадет в рай. И не случайно, что в Шангале было истреблено столько езидов, угнано столько молодых девушек и женщин для последующей женитьбы на них или продажи на рынках. А тем езидам, кто отказался принять ислам, отрезали головы и жестоко казнили. Радикализм «Исламского государства» достиг такой степени, что один англичанин, принявший в свое время ислам, отрубил голову плененному американскому журналисту-христианину.

        В нашем курдском обществе езиды всегда притеснялись больше, чем представители других религиозных конфессий – какаи, алавиты, христиане. Может, все дело в том, что эти вероисповедания появились у курдов гораздо позже, чем езидизм?

        Одним словом, дорогой брат! Я написал тебе о тех некоторых вопросах, которые причиняют мне большую боль и не дают мне покоя. На самом деле их гораздо больше, но я не стану перечислять их все. Прежде всего необходимо положить руку на рану, чтобы потом можно было бы вылечить ее. А ее лечение – это долг не только самих езидов, но и всего нашего народа, наших партий и организаций. И будем надеяться, что эти проблемы будут решены хотя бы днем раньше.

         

С приветом,

Амарике Сардар.

Ереван.

         

        Перевод с курдского

Нуре САРДАРЯН (Нура Амарик).