Безымянный

(function() { if (window.pluso)if (typeof window.pluso.start == "function") return; if (window.ifpluso==undefined) { window.ifpluso = 1; var d = document, s = d.createElement('script'), g = 'getElementsByTagName'; s.type = 'text/javascript'; s.charset='UTF-8'; s.async = true; s.src = ('https:' == window.location.protocol ? 'https' : 'http') + '://share.pluso.ru/pluso-like.js'; var h=d[g]('body')[0]; h.appendChild(s); }})();

СОЗДАНИЕ СОВЕТА КУРДСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ АРМЕНИИ

 

 

ИЗ СТРАНИЦ НАШЕЙ ИСТОРИИ:

СОЗДАНИЕ СОВЕТА КУРДСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ АРМЕНИИ

 (Отрывок из книги воспоминаний «Тоска»)

 

 

                  В начале 1990-х годов материальное положение газеты «Рйа таза» продолжало стремительно ухудшаться и становилось просто бедственным. Об этом я написал статью под названием «Единственная газета на курдском языке в тяжелом положении», которая была опубликована в армянской газете «Айастан» («Армения») 20 марта 1992 года. Я умышленно не подписался под ней, а написал «редакция газеты «Рйа таза» и Совет курдской интеллигенции Республики Армения», чтобы придать статье еще больший вес и значимость.

                  На самом деле такого Совета тогда не существовало, и идея упомянуть это название в качестве наименования уже имеющейся у нас такой общественной организации пришла ко мне сама собой.

         На следующий день академик Шакрое Худо пришел ко мне и сказал:

         — Как хорошо ты сделал, что подписал ту статью от имени Совета курдской интеллигенции Армении. Правда, такого Совета у нас нет, — продолжил он, — но давай его создадим.

         Мы, несколько представителей интеллигенции (я, Шакрое Худо, Шарафе Ашир, Карлене Чачани, Чаркязе Раш) собрались, обсудили этот вопрос и решили создать такую организацию. Мне поручили написать ее устав, а Ш.Худо на учредительной конференции должен был прочитать основной доклад. Я подготовил текст устава, дал его Шакро, он прочел и кое-что добавил.

         Мы стали готовиться к конференции. Конечно, одним из первых необходимо было решить вопрос помещения. Наш выбор пал на Дом актера (сейчас это здание посольства Франции в Ереване), который находился в непосредственной близости от Дома прессы, где располагалась наша редакция. Мы поговорили с директором и, получив ее согласие, назначили проведение учредительной конференции на 9 мая 1992 года.

         8 мая мы собрались в редакции и были заняты последними приготовлениями. Художественному руководителю и основателю Ереванского театра пантомимы Арсену Полатову было поручено пойти и посмотреть зал, где пройдет конференция. Он ушел и вскоре оттуда позвонил. «Немедля идите сюда», — сказал он мне, и мы, оставив все дела, направились в Дом актера. Там нам рассказали следующее: несколько езидов, одетых в форму армянских народных ополченцев (фидаинов), пришли туда и пригрозили сотрудникам, большинство которых составляли женщины, что «если курды проведут здесь конференцию, мы взорвем здание». Бедные женщины были очень напуганы, и нам пришлось немало потрудиться, чтобы их успокоить. Было ясно, что это так называемые «новые езиды» и их очередные пустые угрозы. Однако, чтобы разрешить ситуацию, мы были вынуждены позвонить министру внутренних дел Армении Вано Сирадегяну и рассказать ему о создавшемся положении. (В то время у меня как у редактора официальной газеты был прямой правительственный телефон, которым я и воспользовался). Министр, выслушав меня, ответил: «Спокойно проводите свою конференцию. Пусть только посмеют что-нибудь сделать». Только после этого сотрудники Дома актера успокоились и позволили нам провести в их здании наше мероприятие.

         9 мая с утра я поехал в редакцию, чтобы оттуда пойти на конференцию. Там уже были Аскяре Бойик и Джамале Усе. Джамал сказал, что этой ночью «фидаины» ворвались в дом Чаркязе Раша и пригрозили, что если конференция будет проведена, то Чаркязу и его семье несдобровать.

         Мы направились к Дому актера. У здания уже собралось много людей, которые пришли на конференцию. Шакрое Худо тоже был в курсе, что произошло минувшей ночью в доме Чаркязе Раша (Чаркяз сам ему рассказал), и теперь сомневался, проводить ли нам конференцию или нет. Я рассердился и сказал Шакро:

         — Если мы не проведем эту конференцию, тогда нам лучше повязать наши головы женскими платками и не выходить из дома. Их угрозы не должны тормозить начатое нами дело. Если пошли и пригрозили Чаркязу, пусть он не приходит и не участвует в работе конференции. Но мы должны, мы обязаны ее провести.

         Шакрое Худо со мной согласился, и мы без Чаркязе Раша начали свою конференцию.

         Зал был полон народу, мест на всех не хватило, и многие стояли. В работе конференции приняли участие такие01б известные представители армянской интеллигенции того времени, как Сильва Капутикян, Серо Ханзадян, Геворг Эмин и многие другие. Я помню, как Сильва Капутикян не только приветствовала нашу конференцию, но и сказала, что «нам, армянской интеллигенции, тоже следовало бы создать такую организацию».

         На конференции был заслушан доклад Ш.Худо, зачитан и ободрен Устав Совета, и было принято решение обратиться в министерство юстиции Армении с тем, чтобы оно утвердило Устав нашей организации. Шакрое Худо был избран председателем Правления Совета, Шарафе Ашир и Чаркязе Раш его заместителями, я же вошел в состав Правления.

         После конференции мы, несколько товарищей, вернулись в редакцию. Наглые проделки «новых езидов» нас очень разозлили, и я позвонил заместителю министра внутренних дел и сказал, что хотел бы встретиться и поговорить по одному важному вопросу, и вкратце изложил суть проблемы. Тот ответил: «Пожалуйста, после работы приходите». Пошли я и Азизе Джаво. Замминистра сказал, что министр нас ждет, и мы прошли в его кабинет. Он очень хорошо нас принял и внимательно выслушал. Как только мы закончили рассказывать ему о проделках «новых езидов», он повернулся к своему заместителю и спросил:

         — Мы можем завести на них уголовное дело?

         — Нет, не можем, — ответил тот, — потому что от потерпевшего (то есть от Чаркязе Раша) не поступало никакого заявления.

         После встречи с министром мы несколько раз говорили Чаркязу, чтобы он подал заявление в Совет курдской интеллигенции о предпринятых в его отношении действиях «новых езидов», а мы обсудили и представили бы наше решение в министерство ВД и тем самым дали бы ход этому делу. Но Ч.Раш так ничего и не написал.

1992_3 - копия

Во время очередного собрания Совета.

        Через несколько месяцев Шакрое Худо уехал в Москву, и председателем Правления Совета курдской интеллигенции Армении был избран я и по сей день занимаю эту должность.

         Наш Совет стал одним из основателей Союза национальных меньшинств Армении, а в последующем – одним из членов этой организации.

         Я бы не стал подробно писать о работе, которую проделал Совет, если бы клеветник Темуре Халил не написал на одном из курдских сайтов, что Совет курдской интеллигенции Армении – это пустая структура, которая ничего не сделала. (Темуре Халил примерно 20 лет назад уехал из Армении в Европу и оттуда периодически поливает грязью представителей нашей интеллигенции – меня, Джасме Джалила, Мирое Асада, Саманд Сиабандова, Джалиле Джалила, Ордихане Джалила, Джамила Джалил и других. Он написал на сайте, что был секретарем Совета. Замечу, что его так называемая секретарская работа заключалась в том, что он составил всего лишь 2-3 протокола собраний Совета. Что же касается меня, который более 20 лет возглавляет этот Совет, то он ни разу даже не упомянул мое имя. Более того, он сочиняет тысячи небылиц про меня и Совет и занят весьма сомнительным пиаром – своим и близких ему людей. Например, он пишет, что он писатель, но до сегодняшнего дня читатели не имели удовольствия ни найти в общей массе печатной продукции его художественных произведений, ни прочитать их. Вся загвоздка и все несчастье заключаются в том, что много курдских сайтов знают очень мало о курдах Армении, а он преподносит информацию так, как ему как выгодно, извращая факты и восхваляя себя, в то время как на его родине – в Армении – он известен как плагиатор и клеветник. Как тут не вспомнить нашу мудрую пословицу: «Иди туда, где тебя не знают, и хвали себя сколько хочешь»!).

         06Ну а теперь вкратце о практической работе, проделанной Советом курдской интеллигенции.

  • Совет вместе с секцией курдских писателей Союза писателей Армении подготовили и провели на правительственном уровне празднование 2-х юбилеев: 100-летие со дня рождения Араба Шамилова и 90-летие Надо Махмудова. Совет также отметил 500-летие поэмы Ахмаде Хани «Мам и Зин», юбилеи наших известных зарубежных поэтов – Джагархуна, Гажара, Горана и других.
  • Благодаря усилиям, приложенным Советом и Союзом нацменьшинств Армении, деревня Шенкани (бывшая Корбулах) получила питьевую воду, и это после того, как ее жители десятки лет были лишены источников воды и доставляли ее из соседней деревни.
  • Совет и Союз нацменьшинств отвезли бригаду врачей в курдские деревни, и в каждой из них был организован прием жителей. Кроме того, обе организации доставили туда лекарства и раздали их больным, а также передали ветеранам Великой Отечественной войны выделенную материальную помощь.
  • Я и председатель Союза В.Чатоев много раз ездили в несколько курдских деревень Талинского района для решения вопроса их снабжения питьевой водой и с этой целью неоднократно встречались с районным руководством и должностными лицами в министерстве водного хозяйства, однако, к сожалению, ничего не смогли добиться.
  • В деревне Шамирам (Аштаракского района) произошла трагедия: убили несколько членов одной семьи, и в случившемся обвинили соседей. Забегая вперед, скажу, что это делалось намеренно, чтобы столкнуть между собой два рода курдов-езидов (пострадавшая семья и соседи были из разных родов), посеять вражду между жителями деревни и в итоге добиться того, чтобы они покинули свои дома и ушли из села, а их земли отошли бы к соседней армянской деревне Аруч (бывшей Талиш). Мы поехали в Шамирам и взяли с собой журналиста из популярной армянской газеты «Аравот» («Утро»). Там мы подробно обо всем расспросили местных жителей, что позволило нам вникнуть в суть вопроса и разобраться в истинных причинах случившегося. На следующий день в газете «Аравот» на эту тему была опубликована резкая статья, которая, как потом показали события, дала новый импульс расследованию массового убийства. Позже следствие установило, что преступление совершили не жители деревни Шамирам, а несколько человек из села Аруч, которые впоследствии были арестованы и осуждены.
  • По инициативе Совета и Комитета Армении по защите мира (председатель композитор Эдуард Мирзоян) была организована встреча представителей курдской и армянской интеллигенции, которая прошла в здании указанного Комитета. Во время встречи было  поднято множество важных актуальных вопросов, касающихся как жизни в республике, так и взаимоотношений между двумя народами.
  • Я неоднократно от имени Совета выступал на различных собраниях и встречах республиканского масштаба и поднимал вопрос плачевного состояния, в котором оказались здания средних школ, клубов и библиотек в селах Алагяз, Рйа Таза и Сипан после землетрясения 1988 года. В последующем в Алагязе и Рйа Таза были построены новые школы и отремонтированы те объекты сферы образования, которые в этом нуждались.
  • Как известно, вопрос учебников курдского языка стоял очень остро. Книг не хватало, а те, что были, физически и морально устарели и в целом не отвечали требованиям времени. Поэтому я от имени Совета поручил директору школы деревни Рйа Таза Халыте Джалилу подготовить учебник курдского языка. Он подготовил азбуку и учебник для 3-го класса, а я их отредактировал. К сожалению, Х.Джалил рано ушел из жизни, и по разным причинам эти книги еще долго оставались в рукописном виде и не публиковались. Спустя много лет вышла в свет его азбука при содействии Алихане Маме.
  • Благодаря усилиям Совета газета «Рйа таза» перешла с кириллицы на латиницу и до сих пор выходит в свет на этом шрифте. Кроме того, Совет выдвинул вопрос, чтобы учебники курдского языка также публиковались на латинице. Правительство согласилось с этим предложением, и сейчас эти книги выходят на латинице.
  • Совет письменно обращался в министерство образования и науки Армении с просьбой ежегодно выделять лимитные места (4-5 мест) вне конкурса для курдских абитуриентов, поступающих в республиканские вузы. Это могло бы помочь нам постепенно преодолеть острую нехватку кадров, так востребованных в школах и других очагах нашей культуры, но, к сожалению, все эти обращения были проигнорированы.
  • Очень часто, на самых различных уровнях мы поднимали вопросы об отсутствии наших депутатов в парламенте, медицинских пунктах в курдских деревнях, наших кадров в правительстве и много других вопросов. Мы также выдвигали предложение о предоставлении эфирного времени (в неделю 2-3 раза) на одном из телевизионных каналов Армении для новостей на курдском языке…

         Итак, можно ли после всего этого считать Совет курдской интеллигенции пустой структурой, которая ничего не делала, как утверждает наш кляузник?

          Но, как говорится, что как рождается, так и умирает. То же самое относится и к Совету. Не могу не признать, что эта организация в последние несколько лет не функционирует в силу объективных причин. К сожалению, в Ереване не осталось той группы интеллигенции, которая была прежде и могла и хотела работать. В столице Армении действительно практически не осталось курдской интеллигенции, а те, кто есть, по разным причинам не проявляют активность и не могут работать. Взять хотя бы меня: я постарел, стал нездоров и с болью признаю, что формально Совет пока существует, но на деле его просто нет… Уже нет… Можно сказать, что Совет курдской интеллигенции Армении выполнил свою миссию и теперь как структура перестал существовать.

2013

  

Перевод с курдского

Нуре  САРДАРЯН  (Нура Амарик). 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *