Безымянный

(function() { if (window.pluso)if (typeof window.pluso.start == "function") return; if (window.ifpluso==undefined) { window.ifpluso = 1; var d = document, s = d.createElement('script'), g = 'getElementsByTagName'; s.type = 'text/javascript'; s.charset='UTF-8'; s.async = true; s.src = ('https:' == window.location.protocol ? 'https' : 'http') + '://share.pluso.ru/pluso-like.js'; var h=d[g]('body')[0]; h.appendChild(s); }})();

ЛИШЬ БЫ НЕ В СИБИРЬ…

 

РАЗНЫЕ ЭПИЗОДЫ

 

не в Сибирь 

   

    Я хорошо помню, как один курд Б.Р., бывший сотрудник КГБ, который в свое время посадил многих курдов в тюрьму, вышел на пенсию и стал заниматься написанием «художественных» произведений.

        Однажды редактор газеты «Рйа таза», где я работал, Мирое Асад позвал меня, протянул какую-то исписанную тетрадь и сказал:

        — Это принес такой-то (т.е. Б.Р.), посмотри, стоит ли это публиковать или нет.

        В тетради оказалась как бы «поэма» о курдском революционере Карапете Джано. Я пошел к редактору и сказал ему, что написанное в тетради не имеет никакого отношения к художественному слову.

        Мирое Асад сказал мне:

        — Ради Бога, пожалуйста, ты сам напиши что-нибудь об этом революционере, и за его подписью мы опубликуем этот материал. Иначе он не оставит нас в покое.

        Я так и сделал: используя разные источники, от его имени написал статью про Карапете Джано, которую мы напечатали в ближайшем номере  газеты «Рйа таза». После публикации этой статьи Б.Р. пришел на меня с войной.

        — Почему ты не опубликовал мою поэму? Ведь редактор поручил ее тебе???

        — Не поручил мне, а написал на меня, а это большая разница! Когда пишут на кого-то, это еще не означает, что материал обязательно должен быть опубликован. Это значит, что редактор поручает сотруднику ознакомиться с материалом и представить свое мнение. Что я и сделал.

        Но Б.Р. продолжал спорить и не хотел ничего слушать. Вконец, разозлившись, я сказал ему:

        — Если хочешь знать, твоя поэма – это не произведение, это вообще нечто такое, которое и близко не стоит к художественному творчеству. Ты мне еще спасибо скажи, что я написал тебе статью про Карапете Джано и что ее опубликовали в газете под твоим именем!

        После этого он возненавидел меня и не упускал ни одного случая, чтобы не подколоть меня.

        Прошло несколько лет. Я помню, как на собрании секции курдских писателей обсуждалась «поэма» Тагаре Амара. Во время обсуждения мы, как говорится, камня на камне не оставили от этой «поэмы». Шакрое Худо обратился к автору и сказал следующее:

        — Тагар, ты бесподобно играешь на свирели. Ну, какое тебе дело до науки и художественного творчества? В истории нашей культуры ты останешься как замечательный исполнитель игры на свирели (blûrvan). Продолжай в том же духе, и это принесет нашей культуре гораздо больше пользы, чем эти твои занятия наукой и творчеством.

        Я и несколько моих товарищей тоже очень резко раскритиковали обсуждаемую «поэму». Под конец Тагаре Амар взял слово и, разведя руки в стороны, смиренно сказал:

        — Ну, что мне сказать?.. Разрушительная бригада Амарике Сардара разнесла мою поэму в пух и прах…

        В итоге секция приняла решение не публиковать эту «поэму». Когда собрание закончилось, Б.Р. подошел ко мне, похлопал меня по плечу и как бы в шутку сказал:

        — Я пошлю тебя в Памб (имеется в виду Курдский Памб – родное село А.Сардара – прим. переводчика).

        Я ответил:

        — Лишь бы ты не послал меня в Сибирь, а в Памб не нужно, я и сам могу туда добраться.

        Он понял, на что я намекаю, весь напрягся, но ничего не ответил.

        Впоследствии я неоднократно убеждался в том, что Б.Р. до самой смерти так и не забыл историю своей «поэмы» и использовал любую возможность, чтобы отпустить в мой адрес всякие ехидные колкости. 

 

Читайте также по этой теме:

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *