Безымянный

(function() { if (window.pluso)if (typeof window.pluso.start == "function") return; if (window.ifpluso==undefined) { window.ifpluso = 1; var d = document, s = d.createElement('script'), g = 'getElementsByTagName'; s.type = 'text/javascript'; s.charset='UTF-8'; s.async = true; s.src = ('https:' == window.location.protocol ? 'https' : 'http') + '://share.pluso.ru/pluso-like.js'; var h=d[g]('body')[0]; h.appendChild(s); }})();

МИКАЕЛЕ РАШИД

 

НЕКОТОРЫЕ ПОРТРЕТЫ МОИХ СОВРЕМЕННИКОВ

 

 

МОИ  ВОСПОМИНАНИЯ

О МИКАЕЛЕ РАШИДЕ

 (Отрывок из книги воспоминаний «Тоска»)

 

Mîkaêlê Reşîd-2          Наш замечательный поэт Микаеле Рашид был моим близким другом. Правда, разница в возрасте между нами составляла почти 10 лет, но это совсем не мешало нам быть хорошими друзьями. И сегодня, когда со дня его смерти прошло много лет, мне обидно, что имя нашего заслуженного поэта постепенно подвергается забвению. Насколько мне известно, о нем писали только Аскаре Бойик и Тосне Рашид, но Микаеле Рашид был таким поэтом и человеком, который достоин того, чтобы о нем всегда писали и помнили. Он прошел профессиональную поэтическую школу и в своем творчестве строго придерживался ее канонов. Какая именно это была школа, я скажу чуть позже.

         Микаеле Рашид родился в 1927 году в Тбилиси. Он и две его сестры были совсем маленькими, когда умер их отец Рашид. Все заботы о трех малолетних детях легли на плечи матери Зайнав. Микаел закончил в Тбилиси армянскую среднюю школу и приехал в Ереван. Здесь он поступил на факультет армянского языка и литературы педагогического института им. Х.Абовяна. Микаел начал писать стихи еще будучи студентом. Он писал на армянском языке, и именно к этому времени относится его известное стихотворение, которое так и называлось – «На армянском языке». Оно было опубликовано в газете «Гракан терт» («Литературная газета») и сразу привлекло внимание руководства Союза писателей Армении к начинающему молодому поэту. Именно благодаря посредничеству руководителей этой творческой организации М.Рашид продолжил свою учебу уже в другом вузе – Литературном институте им.М.Горького в Москве. Здесь его однокурсниками были ставшие впоследствии известными такие представители русской поэзии и поэзии других народов, как Наталья Дурова, Владимир Солоухин, Паруйр Севак и другие. Вот в каком институте М.Рашид прошел серьезную поэтическую школу, получил глубокие знания по теории литературы, в особенности поэзии, и претворял их в жизнь в течение всей своей творческой деятельности. Кроме того, Микаеле Рашид написал несколько важных и ценных статей, посвященных вопросам нашей литературы советского периода и образцам курдского фольклора.

         После окончания института Микаеле Рашид вернулся в Армению и поступил на работу в редакцию газеты Аштаракского района. И когда газета «Рйа таза» после некоторого перерыва вновь стала выходить в свет (1955), Микаел был зачислен в штат ее сотрудников сначала в качестве корректора, а потом переводчика. Он много лет выполнял эту работу, но враги помешали ему вступить в ряды компартии. Как известно, тот, кто не был членом партии, не мог занимать высокие должности, и когда Микаел наконец убедился в том, что в редакции газеты «Рйа таза» у него нет никаких перспектив, он перешел на работу в курдский отдел радиопередач в Ереване в качестве переводчика. Там он и работал, пока не скончался в 1985 году.

Hayrên-2        Правда, вначале Микаел творил на армянском языке, но спустя короткое время благодаря своей работоспособности и целеустремленности так быстро выучил курдский язык, что уже мог не только создавать на нем свои поэтические творения, но и переводить образцы армянской литературы. Яркий пример тому – произведения армянского средневекового поэта Нагапета Кучака, которые Микаел перевел на курдский и издал отдельной книгой (1983).

         До сих пор издано несколько его сборников на курдском и армянском языках. Из-под пера М.Рашида вышли в свет также книги на русском языке: их три, и все они были опубликованы в Москве. Чтобы читатель мог представить себе вкус и самобытность его поэзии, приведу всего лишь несколько строк:

          

Дорога была дальней, дорога была трудной,

Окутанной туманами и мглой,

А мой народ несчастный по той дороге страшной

Беспомощный, растерянный, бежал вперед.

          

         А его стихотворение «Курдов дочь»? Положенное на музыку, написанную Араме Тиграном, оно стало не только известным – эта песня завоевала такую любовь и популярность, что постоянно передается и по курдскому радио в Ереване (в фонде которого она хранится), и, пожалуй, по всем курдским радиостанциям. Вот четверостишие из этой песни:

          

Кто же, кто же это?

Из каких родов?

Небеса свидетель,

Это курдов дочь.

          

         Я уже не говорю о его сборнике для детей «Моя кошка», который так полюбили наши маленькие читатели. Я знаю, По дорогам Родины-2что чуть ли не каждый курдский школьник знал наизусть много стихов из этой книги.

         Как я уже упоминал, Микаеле Рашид очень хорошо знал армянский язык. Он готовил к выпуску в свет на армянском языке антологию курдской советской литературы. В нее, в частности, он планировал также включить и мой рассказ «Мы пошли на мельницу», переведенный им на армянский. (Кстати, этот перевод до сих пор хранится в моем архиве). Но, к сожалению, безвременная смерть М.Рашида помешала реализации этих планов.

       Я хотел бы здесь сказать о Микаеле Рашиде несколько слов как о человеке. Он был чрезвычайно доброжелательным и очень верил людям. Эта вера и простодушие нередко делали его уязвимым. Приведу небольшой пример. М.Рашид хорошо играл в шахматы и довольно часто после работы приходил в редакцию газеты «Рйа таза» сыграть партию-другую с такими же любителями шахмат и неплохими игроками – с Качахе Мрадом, Карлене Чачани и Агите Худо. Когда он одерживал победу, настроение у него, конечно, поднималось, и он был чрезвычайно горд и рад. А надо сказать, что слух у Микаела был неважный, и об этом знали все. Я же в шахматы играл плохо: лишь только знал, как ходит та или иная фигура. М.Рашид был в курсе, что из меня игрок никудышный, и однажды предложил мне сыграть с ним в партию. В тот момент Качахе Мрад был рядом и подмигнул мне, чтобы я согласился. Я сказал Микаелу: «Хорошо, давай сыграем», и мы начали. Качахе Мрад встал у меня за спиной и, делая вид, что следит за ходом игры, стал тихонько подсказывать мне ходы. Я с невозмутимым видом передвигал фигуры, в точности следуя подсказкам моего коллеги, и в итоге игра закончилась вничью. Микаел удивленно откинулся назад и в недоумении сказал мне:

         — А ты еще говорил, что плохо играешь в шахматы… А это что было?

         Ни в тот момент, ни позже он так и не догадался, что это была не моя партия, а игра нашего хорошего шахматиста Качахе Мрада.

         Микаеле Рашид был очень обаятельным человеком и приятным собеседником. Его речь была сродни его поэзии – такая же чистая, ясная и интересная. Он хорошо знал историю всемирной литературы, одинаково свободно владел тремя языками – курдским, армянским, русским – и, говоря на курдском, старался использовать в своей речи идиомы, фразы и прочие обороты, характерные для нашего языка.

         В Ереване, чуть выше здания Театра оперы и балета, находилось одно небольшое заведение – что-то вродеЧудо-2 закусочной, где подавали очень вкусную жареную картошку. В городе ее знали как «картошечную Темура». (Именно так звали того, кто заведовал этой закусочной, но, к слову сказать, это был не курд, а армянин). Довольно часто перед концом рабочего дня Микаел звонил мне и предлагал вместе пойти «к Темуру» перекусить. Мы так и делали: встречались в условленном месте, направлялись в ту закусочную, заказывали жареную картошку, брали сардельки и пиво, и за аппетитно пахнущим столом Микаел принимался читать мне свои новые стихи. Так я становился первым «читателем» тех стихотворений.

         Микаеле Рашид хотел жениться на дочери Амине Авдала Шаре, но получил отказ. Вот как он пишет о своих чувствах:

          

Горе мне, горе мне,

Амин не дает мне Шаре,

Ну, как же быть бедняге мне?

          

         Потом М.Рашид женился. Его супруга по национальности была русской, ее звали Галя. У них родилось двое детей – сын Сергей и дочь Юлия. Оба они закончили факультет русского языка и литературы Ереванского государственного университета. Сейчас Юлия работает в одной из школ города Еревана, а Сергей живет в Москве и многие годы проработал на одном из российских телеканалов. Кстати, у Сергея есть сын, которого он назвал в честь отца. Как я уже упоминал, М.Рашид скончался в 1985 году. Его похоронили в селе Ехегнут (бывшая Камушлу Октемберянского района Армении) рядом с могилой матери Зайнав. Честь и хвала его сыну Сергею, поставившему на могиле отца замечательный бюст, который не может оставить равнодушным никого, кто хоть раз его видел.

 2013

 

Перевод с курдского

Нуре САРДАРЯН (Нура Амарик). 

 

 

Читайте также ряд статей из цикла «Некоторые портреты моих современников»:

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *